Саша Скул: «Да в общем как … [жизнь не щадила], так и … [не щадит]»

саша-скул-01

Иллюстрация: Тимур Зима

Что в тебе надломилось, почему мы больше никогда не увидим старого Сашу Скула?

Да в общем-то ничего и не надламывалось, … [жизнь не щадила], так и … [не щадит], порчу вот наложил только кто-то, никак не могу снять. Ну и вообще что значит «старого Сашу Скула»? О чем пел, о том и пою, может повзрослее стал немного и посоциальнее, но в целом так же кривляюсь на потеху себе и окружающим, высмеиваю пороки, так сказать.

 

Так каким будет новый Саша Скул?

Таким же, как и старый: лысый, беззубый, со страшными наколками и кривым носом, хрипя и гнусавя, будет декларировать свои произведения. Я на самом деле специально мало что делаю, какие-то изменения — это все стечения обстоятельств.

 

У БФ будущего нет или просто заморозили проект до лучших времен?

Абсолютно точно нет. По джентльменскому соглашению, проект и бренд никто не будет эксплуатировать в дальнейшем. Гусев (второй участник дуэта. — Ред.) понял, каким хочет видеть свое творчество и что желает от него получать, я тоже понял, и наши ожидания с методами конкретно различны, потому — всё.

 

Не боишься гнева подписчиков вконтакте?

Знаешь, вот я всего однажды почувствовал ответственность за слушателя, на концерте БФ в 2011 году, просто смотрел на них и думал: неужто мы наплодили этих уродов без критического мышления? А так в рот … [целовал] ...гнев их, считаю, что вещи я проповедую правильные и проблематику в телегах поднимаю злободневную, ну и артист я ведь комнатный по большей части, никому ничего не должен, потому критерий в творчестве у меня один — чтобы нравилось самому. Теоретически я мог бы вообще все поудалять, сам себе петь и себя слушать. Независимое искусство, короче, и контркультура, как завещал далекий 2006-й.

 

Любишь рисковать и ходить по лезвию бритвы?

Вот говорят, если очень захотеть, можно в космос полететь, трансерфинг и прочее «желайте и получите». Все это, естественно, полная … [глупость]. Родился без кошелька — обречен на прозябание. Вот родился ты в глухомани, получил образование … [неважное] в райцентре — и что дальше? Мамка скажет: место сторожа тут на фабрике освободилось, тебя тетя Катя пристроит. И приплыли.

У меня вот два диплома о высшем плюс магистратура, старался, надежды подавал, даже в аспирантуру поступил, но шансов все равно не было. Да и сейчас особо нет. Как писал Силаев в «Исходе» (не помню дословно), когда у тебя ни хрена нет, единственный шанс что-то получить, сыграть руку, так сказать, — это поставить на кон собственную жизнь, и, может быть, что-то получится. Какой-то авантюризм остался, но я все же поответственней стал последнее время, все больше хочется стабильности.

  

Ты хочешь много денег или чтобы про тебя сняли сериал на СТС, как про Оксимирона?

Я вот четко понял, что счастье, конечно, не в деньгах, а внутри тебя. Но вот без мыслей о деньгах искать гармонию с собой и миром гораздо лучше получается, чем когда, как животное, только о насущном хлебе и думаешь.

 

Кстати, кем успел поработать за недолгую жизнь?

Разнорабочим на стройке, дизайнером, археологом, журналистом, ну а так я уже семь лет как в маркетинге работаю, и мне ок.

 

А ментом бы поработал, если бы никто никогда не узнал?

Я порой думаю, как все сложилось бы, если бы можно было вернуться назад. Стал бы ментом или военным, отупел — и жилось бы попроще. Я поступал даже в летное училище, но потом передумал и ушел в гражданский вуз.

 

Кстати, расскажи, как ты работал археологом.

… [Потрясающая] история на самом деле. Я уволился с должности зама гендиректора по стратегическому развитию одной крупной иркутской компании, миграция в Китай сорвалась, и я решил перебраться в Москву. По приезде меня переклинило, что мужик должен работать руками, окруженный опасностями и приключениями. И короче, подрядился на раскопки за Петровкой, 38. Я думал, мне дадут шляпу, кнут, кисточку, лупу, и я начну делать одно за другим сенсационные открытия. А мне дали совковую и штыковую лопаты, и, … [не поверишь], три дня подряд я снимал ПЛАСТ по уши в дерьме и грязи, как и остальные ребята. Причем люди там работали крутые, начитанные, образованные, ну и, помимо работы, это для них было еще и хобби. То есть неделю они … [трудились] лопатами в дерьме на работе, а на выхи уезжали на поля и … [трудились] лопатами котлованы там. Было круто и интересно на самом деле. В первый день вся археологическая основа … [налакалась] к обеду «Виноградным днем» в ад. А я вскоре вернулся в офисы.

 

Говорят, что ты написал книгу. О чем она?

Ну я ее достаточно давно написал, повесть «Тремор», она по всем канонам оранжевой серии о жизненных ситуациях с параноидальным словоблудием, вот все не могу время выкроить, дабы подправить ее да уже хоть как-то презентовать.

 

А книгу поэзии, как Дельфин, не хочешь издать под своим настоящим именем?

Не. Поэзия — это реально для … [поэтов]. То есть если человек с апломбом заявляет: «Я — поэт!» — это как на зоне сказать: «Я люблю … [вагину] полизать. Считаю, в приличном обществе поэтам должны лица бить просто вот сходу.

 

Телевизор любишь смотреть?

«2×2» смотрю вечерами. А так открыл тут для себя канал «Пятница», передачу «Битва салонов» — такая тоска периферийная. Там декаданса побольше, чем во всех альбомах «Гражданской обороны» вместе взятых.

 

Какие сериалы сейчас смотришь?

Да никакие в общем-то, недавно вот посмотрел «В норме» — ну весело, но я вообще не фанат кинематографа.

 

На какие паблики нужно подписаться прямо сейчас?

«Верую Православие» и «Петр Мамонов».

 

Почему так и не удалось отсидеть?

Хороший ангел-хранитель.

 

Когда тебя возьмет в ротацию «Радио Шансон»?

Я работал, кстати, там некоторое время, даже грамоту за ивент один имею.

 

Расскажи про свои татуировки: как и когда сделал, предыстория?

Ну, все они религиозный характер носят, окромя портрета Чарльза Буковски; думаю еще Хемингуэя и Ремарка наколоть. А так не хочу особо об этом говорить, это аутотренинг некий в тяжелых жизненных ситуациях: приношу в жертву клочок тела — и как-то мне радостнее становится. Ну и опять же, когда будет великая война и исламисты начнут христиан вешать, мне даже предлагать сменить Г-да не станут — отрежут голову, да и все.

 

В Бога веришь? 

Безусловно.

 

Когда последний раз в церкви был?

На прошлой неделе у Серафима Саровского.

 

Чего ты больше всего боишься?

Я, пожалуй, не за себя боюсь, а того, что расстрою, обижу других людей, перед которыми я в ответе, так сказать.

 

Ты перебрался в Москву основательно и надолго?

Ну нет жизни нигде больше. Москва, Питер, Екатеринбург — и все, дальше … [черт подери], Зимбабве. Вот коплю на вторую половину квартирки, чтобы уж точно насовсем.

 

Где тебя можно найти в столице?

В метро, как и всю остальную нищанку.

 

Сможешь прожить без Яги?

Дак она никуда не делась — ребрендинг.

 

Хотел бы, чтобы Ельцин воскрес?

Я бы хотел, чтобы Свин из АУ и Угол из ОН воскресли.

 

С кем бы ты еще хотел устроить батл, кроме Паука?

С Пахомом сейчас пытаемся разрулить.

 

Что посоветуешь подрастающему поколению?

Панк-рок и бокс. И если не хотите быть несчастными, ни в коем случае не увлекайтесь классической литературой.

 

Чем ты предпочитаешь скрашивать долгие холодные вечера?

Если честно, у меня настолько … [много] работы, что я скрашиваю их своими творческими потугами, то есть если есть время позаниматься там прозой, песнями, то занимаюсь, и мне норм.

 

Тебе скоро 27. Не боишься опоздать умереть?

Я за два года последние постарел в два раза, мне кажется, — с такой потенцией четенько впишусь. А вообще страшно … [до жути], едешь вот с утра, смотришь — стоят клерки, с морщинами, синяками и мешками под глазами и злыми … [лицами]. Раньше я был уверен, что никогда таким не стану, а тут смотрю в отражение в стекле и понимаю, что я уже такой же. Храни Г-дь русский народ.

 

blog comments powered by Disqus

Добавить комментарий



Последние посты