Поприветствуем Доктора Зло!

Мантра про любовь к ближнему на протяжении столетий достаточно эффективно сдерживала деструктивные порывы двуногих, вооруженных примитивным набором эмоций и постоянно совершенствующимся арсеналом средств массового уничтожения. «Мир во всем мире», «все братья — сестры» и прочие идиомы о симметричном подставлении щеки сделали свое дело, и миропорядок был приведен в состояние более-менее устойчивого равновесия. Но убежденность отдельной личности в том, что с мнениями, противоположными ее собственным взглядам, необходимо бороться огнем и мечом, так никуда и не делась. Из сферы иррационального ненависть к ближнему переместилась в пространство логически аргументированных тезисов, и непоследнюю роль в этом сыграли наши мудрейшие современники, которые не захотели хоронить злость в сточной канаве гуманизма.

 

Поприветствуем Зло 1

Лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине за 1962 год, Джеймс Уотсон был одним из первооткрывателей спиральной структуры ДНК, за что и получил награду от Шведской королевской академии наук. Карьеру старика в одном из крупнейших американских центров биологических исследований Cold Spring Harbor Laboratory погубила его же собственная прямолинейность белого человека, истинного сына западного колониализма. Всеобщее возмущение вызвали слова, сказанные Уотсоном в интервью газете ...The Sunday Times. Он заявил, что «перспективы Африки представляются ему мрачными», потому что «вся наша социальная политика базируется на убеждении, что уровень интеллекта африканцев такой же, как у нас, в то время как исследования говорят, что это неверно. Нет твердых оснований для того, чтобы ожидать, что интеллектуальные способности людей, эволюционировавших географически раздельно, станут развиваться идентично». Уотсон заметил, что «он сам надеялся, что все равны, но те, кто работают с черными, убеждаются в том, что это неправда». Маленький шаг для человечества и большой костер для ку-клукс-клана.

Интересно, что на этом исследователь не остановился, со всем свойственным ему энтузиазмом бросившись развивать тему на страницах Esquire.

В интервью британской версии журнала Уотсон выступил в защиту «своего права на антисемитскую риторику». Нобелевский лауреат пришел к выводу, что, если какая-либо национальная группа оказывается недосягаемой для критики, «это становится опасным».

Увы, высказанные им опасения тут же подверглись общественному осуждению. Ученому закрывали гранты, отменяли его лекции и всячески давали понять Уотсону и всей общественности, что комплекс вины Старого и Нового Света — это одна из тех вещей, в отношении которых недопустимы даже обоснованные сомнения.

Справедливости ради, острый на язык Уотсон успел оскорбить еще и феминисток, гомосексуалистов и даже, страшно сказать, белых гетеросексуальных мужчин, однако достаточно было бы и негатива в адрес евреев и негров.

В итоге резко обедневший старик был вынужден продать на аукционе самое дорогое, что у него имелось, — медаль от Нобелевского комитета, став первым человеком, который лишился награды по собственной инициативе и при жизни.

К счастью, пандемия толерантности еще не успела поразить весь мир. Награду Уотсона за 4,8 млн долларов приобрел российский предприниматель и меценат Алишер Усманов, который заявил, что вернет медаль владельцу, а средства от аукциона пойдут на научные исследования в области лечения рака.

 

 

Поприветствуем Зло 2

Биохимик Тим Хант, еще один лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине (2001 год), был вынужден покинуть должность почетного профессора Университетского колледжа Лондона из-за наветов феминисток. Обвинения в сексизме сделали невозможной дальнейшую работу британского гения в этом научном учреждении.

На конференции по научной журналистике в Южной Корее, прошедшей 9 июня минувшего года, Хант пожаловался на сложности, которые возникают, когда мужчины и женщины трудятся в лабораториях вместе. «Давайте я вам расскажу о своих проблемах с девушками. Когда они с тобой в лаборатории, случаются три вещи: ты в них влюбляешься, они влюбляются в тебя, а когда ты начинаешь их критиковать, они плачут».

Модель работы лабораторий, объединяющих сотрудников по гендерному признаку, по примеру раздельных школ, была названа ученым предпочтительной, хотя он и уточнил, что «не собирается вставать на пути у женщин». По словам исследователя, его не минула чаша сия, и он также не избежал служебных романов, которые в итоге мешали его научной деятельности. «Я вовсе не хотел унизить женщин, а всего лишь честно рассказал о своих слабостях», — добавил Хант в свое оправдание, назвав себя «шовинистической свиньей».

Естественно, эти высказывания мгновенно разлетелись в прессе и соцсетях, и ни юмор, ни самокритика не спасли ученого. Под давлением высокоморальной общественности Хант был вынужден принести извинения за свои слова и заверить, что никого не хотел оскорбить. Свою фразу про девушек в лабораториях он назвал «иронией».

Остается лишь добавить, что спорное высказывание было сделано Хантом в ходе закрытого обеда, на котором присутствовали лишь наиболее видные участники Сеульской конференции. Интересно, кто же из них, выражаясь словами Довлатова, написал четыре миллиона доносов?

 

Поприветствуем Зло 3

В 1968 году на Западе была впервые опубликована книга Пола Эрлиха «Популяционная бомба» (The Population Bomb). Эффект был сопоставим с тем, что производит разорвавшийся заглавный боеприпас. Эрлих, профессор биологии Стэнфордского университета, доказывал встревоженным читателям, что уже в 1970–1980-х годах «сотни миллионов людей умрут от голода»: ситуация с запасами питьевой воды, пригодными пахотными землями и другими невосполняемыми ресурсами нашей планеты только ухудшается, потому сокращение производства продовольствия ожидает не только развивающиеся страны, но и индустриально развитые, например США. По мнению ученого, мир достиг пика сельскохозяйственного производства в середине XX века. В своем алармистском исследовании Эрлих приводит ряд шокирующих цифр. Например, через 900 лет Землю будут населять 600 млрд человек — то есть плотность населения планеты составит примерно 100 человек на 1 квадратный метр.

По мнению Эрлиха, ничто не способно остановить надвигающуюся катастрофу. Впрочем, не без доли энтузиазма добавлял ученый, есть решение, неприятное, но единственно возможное. Следует законодательно ограничить размеры населения, и подобные постановления обязаны сообща принять все страны мира. С перенаселением следует бороться с помощью абортов, высоких налогов на многодетность, удорожания товаров для детей, добавления в воду препаратов, уменьшающих половое влечение, и других мер, призванных заставить людей перестать плодиться как кролики. Тогда над Эрлихом посмеялись: экономика была на подъеме, жизнь народонаселения Земли за считаные годы качественно улучшилась, золотая эра человечества казалась неизбежной.

Однако Эрлих не оставил своих опасений и уже в 1990 году опубликовал новую книгу «Популяционный взрыв» (The Population Exposion), в которой попытался реанимировать свою концепцию. Его прогнозы стали еще более ужасающими: на сей раз он предсказывал гибель не сотен миллионов, а миллиардов. Увы, несмотря на то что Эрлиху в последние годы вторит хор экологов, экономистов и демографов, его прогнозы все еще считаются несбыточными; человечество с удвоенным усердием продолжает отпиливать сук, на котором сидит, полагая, что, пока есть благотворительные миссии и генетически модифицированные продукты, ораву голодных ртов, лишенных блага естественного отбора, всегда будет чем накормить. Увы, набор технологических фокусов вряд ли может обеспечить потребности людей, чья численность растет гораздо быстрее, чем ученые успевают генерить идеи по прокорму человечества.

Сейчас, в 2015 году, Эрлих все еще продолжает бить в набат, заявляя, что «предоставление женщинам возможности иметь столько детей, сколько они захотят, сродни предоставлению каждому права выбрасывать мусор на газон соседа, пока не надоест». К счастью, профессор департамента биологических наук в Стэнфордском университете пока еще не лишился своей кафедры, но лишь потому, что, в отличие от Уотсона и Ханта, оставил свой демографический радикализм в прошлом, стараясь реже высказываться о необходимости кастрации, которой должны быть подвергнуты энтузиасты деторождения.

Однако то, что лицемерная во многих вопросах мораль невежд оказывает все большее давление на ученых и, по сути, лишает их права высказывать свои опасения по поводу стигматизированных обществом тем, вызывает все большие опасения. Гуманизм, безусловно, является в перспективе благом для цивилизации, однако его преференциальный подход к правам и возможностям меньшинств пугает. Всеобщая благодать может избавить от этического дискомфорта, пусть даже декларирует ее, увы, не журнал Nature, а желтые таблоиды. И если есть преференции для всех, включая женщин, негров и евреев, то где же, черт возьми, преференции для самой малочисленной социальной группы — для гениев, исследователей и энтузиастов рационального подхода к решению этических дилемм? Верните ненависть в науку!

 

blog comments powered by Disqus

Добавить комментарий



Последние посты