Почему вас бесят велосипедисты?

1 велосипедисты

Кроме того, я типичный водила из Джерси: для меня скоростные ограничения — это ограничения «снизу», и пусть горит в аду тот, кто считает иначе. Пешеход из меня ничуть не лучше — еще один зомби, уставившийся в планшет и забывший обо всем вокруг. В общем, когда двигаюсь, я просто ходячая авария.

В основном я передвигаюсь на велосипеде. Так что когда кто-то ругает велосипедистов, я воспринимаю это в первую очередь на свой счет. Дело в том, что, в отличие от меня, большинство велосипедистов ведут себя вежливо, не представляют угрозы на дороге, уважают закон и вообще отличные партнеры по дорожному движению. Коалиция велосипедистов Большой Филадельфии изучила привычки велосипедистов на самых загруженных улицах города, пытаясь по ряду показателей измерить их свинское поведение на дороге (в частности, учитывалось, сколько раз они съезжали на тротуар или ехали не в ту сторону на улицах с односторонним движением). В среднем по городу в 2010-м году цифры были такими: на тротуар съезжали 13 % велосипедистов и 1 % нарушал правила на односторонних улицах;  в 2006 году эти показатели равнялись 24 % и 3 % соответственно. Нет причин полагать, что в Филадельфии велосипедисты отличаются особыми манерами: этот город прославился ...отнюдь не вежливостью, а уж местное пренебрежение ПДД стало притчей во языцех. Не исключено, что самый простой ответ одновременно является и самым верным: велосипедисты просто стали менее агрессивны.

Недавняя работа ученых из Ратгерского университета и Политехнического университета Виргинии подкрепляет эту гипотезу. Данные, собранные в девяти крупнейших городах Северной Америки, свидетельствуют о том, что, несмотря на утроение общего числа поездок на велосипеде в период с 1977 по 2009 год, доля смертельных аварий с участием велосипедистов сократилась на 65%. Хотя на снижение числа аварий повлияло сразу несколько факторов — среди прочего ношение шлема и увеличение количества велодорожек — вероятно, и определенные изменения в поведении велосипедистов в лучшую сторону тоже сыграли свою роль.

2 велосипедисты

Те, кто так говорят, совершают индуктивную ошибку, это то же самое, что заявить: «Конечно, он играет в баскетбол лучше меня, он же азиат, как Джереми Лин и Яо Мин». Может быть, сегодня вам попались один или два велосипедиста-самоубийцы — тараканы на колесах, которые так и просят, чтоб по ним хлопнули тапком (и под «тапком» вы подразумеваете колеса вашего Yukon Denali)?

Во-первых, это просто жестоко. Во-вторых, на вашу оценку количества велосипедистов-уродов и степени их уродства влияет то, для чего бихевиоральные экономисты вроде Дэниэла Канемана ввели специальный термин — «эвристика аффекта».  Этим красивым термином называются суждения, которые люди выносят опираясь на свои эмоции, а не на доводы разума.

Эвристика аффекта объясняет, как наш мозг берется за сложный вопрос (решение которого потребовало бы долгих размышлений) и подменяет его более простым. Когда в ход идут эмоции, мы сразу перескакиваем к готовым решениям вместо того, чтобы совершить мыслительное усилие и найти правильный в данной ситуации ответ. Эвристика аффекта помогает понять, почему даже после того, как Барак Обама предъявил свое свидетельство о рождении, все еще находятся люди, которые считают, что он не имел права становиться президентом Соединенных Штатов, потому что родился не в Америке. Это мощное и негативное эмоциональное переживание, и многие уже заранее все для себя решили. Если же речь идет о велосипедистах, то стоит вам увидеть одного клоуна на колесах, который чуть не убился о вашу машину, как вы немедленно решаете в ярости, что весь их род послан вам в наказание, и эту мысль очень трудно будет искоренить — сколько бы ни приводилось доводов и аргументов против.

Если вы водите машину в городе, то вам, конечно, приходилось хвататься за сердце, когда какой-нибудь псих на фиксе внезапно выскакивал поперек потока. Такие эмоционально насыщенные происшествия гораздо глубже западают в ассоциативную память, чем рядовые события.

3 велосипедисты

В основе эвристики аффекта лежит негативная доминанта: плохие события запоминаются лучше хороших. Из-за этого вы переоцениваете и количество, и важность неприятных событий (например, когда какого-то душевнобольного хипстера чуть не размазало по вашему лобовому стеклу).

Не верите? Тогда спросите себя, что чаще становится причиной смертей: инсульты или все аварии вместе взятые? Торнадо или астма? Большинство скажет «аварии» и «торнадо» — и будет неправо. В книге «Думай медленно, решай быстро» Канеман задает тот же вопрос читателям — а потом огорошивает их, сообщая, что «инсульты в два раза чаще становятся причиной смерти, чем дорожные аварии, но, по мнению 80 % опрошенных, дела обстоят ровно наоборот. Торнадо считают более частой причиной смерти, чем астму, тогда как из-за нее гибнет в 20 раз больше человек». Детишки, гоняющие на великах, — это наши городские торнадо, редкие неприятности, которые застревают в голове гораздо дольше, чем они того заслуживают, и кажутся более серьезной проблемой, чем есть на самом деле.

К тому же для многих автомобилистов езда на велосипеде как основной способ передвижения (я не имею в виду тех, кто садится в седло на пару часов в выходные) — это странная и непонятная затея. Поэтому разница между ними самими и велосипедистами кажется им более значительной. Именно различия с окружающими постоянно заставляют людей делать неверные выводы. Причем оценка может быть как положительной («Мормоны очень вежливые»), так и отрицательной («Все республиканцы ненавидят бедняков»), однако в данном случае это игра в одни ворота: большинство американцев не ездит на велосипедах, но при этом водит автомобиль (поэтому у велосипедистов нет стереотипов, связанных с водителями машин). «Отличие» велосипедистов выделяет их, поэтому автомобилистам проще делать свои злобные выводы. Кстати, именно по этой причине часто можно услышать замечания вроде «Таксисты ужасны» или «Водители из Джерси ужасны», но никто никогда не говорит просто «Водители ужасны». Люди неохотно причисляют себя к группе, которую ругают, так что в первую очередь ищут различия.

Каждый раз, когда какой-нибудь очередной велосипедист проделывает очередной смертельный номер, эвристика аффекта «включается», чтобы усилить ваши предубеждения. В обратную сторону это не работает: уверенность в том, что велосипедисты представляют собой живую угрозу со случайной траекторией движения, не уменьшается, даже если вы постоянно видите их уважительное по отношению к другим и безопасное для окружающих поведение на дороге. Факты и аргументы, которые не соответствуют эмоционально принятому решению, отбрасываются. Но мы не обречены жить до конца дней своих с нашими первоначальными предубеждениями: как только человек осознает, что они у него есть, он становится способен подключить к процессу логику и преодолеть неверные выводы, сделанные под влиянием эвристики аффекта. Так что посмотрите статистику, велоненавистники!

4 велосипедисты

С учетом этого очень обнадеживающе звучат сообщения о том, что в Филадельфии, Нью-Йорке, да и вообще повсюду снизилось число смертельных аварий с участием велосипедистов. Это позволяет мне предположить, что новички ездят аккуратнее, чем старая городская гвардия, которая метила в победители «Тур де Франс». Если тенденция сохранится, на наших глазах велосипедисты-уроды вроде меня превратятся в исчезающее меньшинство велосипедного сообщества как такового. А некоторые из нас стараются стать лучше. Я уже признал, что мое поведение удерживает других граждан от того, чтобы начать ездить на велосипеде, а политиков — чтобы инвестировать в важные для меня вещи (например, в новые велодорожки). Так что я перестал гонять по тротуарам и пытаюсь свести оставшиеся нелегальные замашки к минимуму. Но я и правда долго был скотиной. Так что вот мое слово водителям, пешеходам и собратьям-велосипедистам: извините меня. Видите, велосипедисты — самые милые и вежливые люди на земле!

Запись Почему вас бесят велосипедисты? впервые появилась Метрополь.

blog comments powered by Disqus

Добавить комментарий



Последние посты