Nightsatan and the Loops of Doom: «То, как мы выглядим на сцене, это золотая середина между нашим воображением и тем, что мы можем найти в секонд-хендах»

В 2034 году на равнинах опустевшей Восточной Финляндии, трио синтезаторных воинов, называющих себя Ночными демонами, проводят музыкальные ритуалы, чтобы сохранить то, что осталось от их рассудка. Они находят красотку-дикарку, попавшую в лапы беспощадного музыкального тирана. Наши герои вторгаются навраждебные территории, чтобы спасти ее. Фильм вобрал в себя все лучшее, что только можно придумать в рамках итальянского постапокалиптического кино. В главных ролях Вольф-Рэйми, Мазатот и Ингалятор II.

 

Для начала обязательный вопрос на сто долларов: что означает название Nightsatan?

Вольф-Рэйми: Мне как дизайнеру было необходимо название, которое бы начиналось и заканчивалось буквой N, чтобы сделать из них молнии. Остальное — уже история.

Мазатот: Полагаю, название на все сто отражает то, чем мы являемся. К тому же это своеобразная дань аргентинской спид-метал группе Retrosatan.

 

А как вы, собственно, друг друга встретили?

...

Ингалятор II: Мы репетировали какое-то время с Вольф-Рэйми, а потом решили пригласить моего соседа по комнате Мазатота, которого за глаза все называли «синтезаторным волшебником».

Мазатот: Ну а я не мог отказать. Не каждый же день приглашают присоединиться к полностью электронной группе с посылом Doom Metal meets Miami Vice.

 

Иными словами, вы с самого начала определились с концепцией laser metal звучания и аллюзиям к эстетике 80-х?

Мазатот: Абсолютно! Это был очень естественный выбор — все мы выросли под влиянием треша и хорроров, а синтезатор был фоновым аккомпанементом этих фильмов.

Вольф-Рэйми: Так уж случилось, что наше детство выпало на 80-е, и о поп-культуре той эпохи у каждого из нас сохранились самые теплые воспоминания: старые комиксы, видеоигры и боевики послужили неисчерпаемым источником вдохновения.

 

А какие-то конкретные имена можно услышать?

Мазатот: Я могу перечислять до бесконечности, поэтому назову только троих: Джон Карпентер, Tangerine Dream и Megadeth. Отдельно хотел бы упомянуть фильмы Энцо Кастеллари.

Ингалятор II: Конечно же, фильмы и музыка Карпентера, но также отметил бы фильмы Дарио Ардженто (и саундтреки от группы Goblin) и Лючио Фульчи. И еще тонна всякого минимал-синт-вейва.

Вольф-Рэйми: Трудно что-то добавить к этому списку. Разве что «Жидкое небо» Славы Цукермана — этот фильм и саундтрек к нему нарушает все известные мне правила.

 

Вас не оскорбляет, когда вашу музыку легковесно именуют синти-попом? Что вы вообще думаете о категоризации музыки через жанры?

Мазатот: Нет, лично мне нет дела до того, как кто-то называют нашу музыку. Музыка и искусство в целом обращается непосредственно к опыту каждого конкретного слушателя, так что это дело личное — как ее обзывать и как ею наслаждаться.

Вольф-Рэйми: Да я только счастлив был бы. Мы любим синтезаторы. Мы любим синти-поп. Для меня было бы большой честью стать частью этого прекрасного жанра.

 

А кто ответственен за ваш визуальный стиль — я имею в виду все эти крутые шлемы, черепа и прочие сценические принадлежности?

Мазатот: Визуальный стиль наших кино-героев — исключительно плод фантазии Chrzu, режиссера и сценариста фильма.

Ингалятор II: Одежда и визуальная часть — очень важная компонента наших живых выступлений. И нам помогают наши хорошие друзья, которые большие профессионалы в своем деле — от осветителей до звукорежиссеров.

Вольф-Рэйми: Хотел бы отметить, что Chrzu, так же как и мы, провел юность за просмотром трешевого кинематографа и чтением дичайшего сай-фая. В этом плане он идеальный партнер для нас. И то, как мы выглядим на сцене, это золотая середина между нашим воображением и тем, что мы можем найти в секонд-хендах.

 

Можете описать идеальную обстановку, чтобы по полной прочувствовать вашу музыку?

Мазатот: Когда на полной скорости несешься вниз на своем Delorean по шоссе посреди пустыни.

Ингалятор II: Или просто лежишь на спине, закрыв глаза, с наушниками на голове.

Вольф-Рэйми: Хоть я и не большой поклонник автомобилей и быстрой езды, но в этом вопросе поддержу Мазатота — некоторая музыка раскрывается лишь тогда, когда мчишь ночью на машине.

 

Можно сказать, что вы нашли свой саунд? Если слушать Midnight Laser Warrior, а затем последние записи, то кажется, что вы стали звучать мягче, хотя темная атмосфера никуда не делась.

Мазатот: Мы и сами понимаем, что саундтрек к Loops of Doom, действительно, звучит иначе. И наш следующий проект будет отличаться по звучанию, но мы пока и сами не знаем как — определимся, когда нажмем кнопку Record. Тем не менее темная и гнетущая атмосфера никогда не покинет апартаменты нашего звучания.

Ингалятор II: На каждого из нас ежедневно влияет огромное количество вещей, и наше звучание может значительно меняться, но какую бы музыку мы не написали в будущем, все равно она будет звучать как музыка Nightsatan.

Вольф-Рэйми: У меня уже оформилось видение, как примерно должен звучать наш новый альбом, но пока говорить об этом слишком рано — впереди долгий путь. Я думаю, что это отлично — постоянно развиваться от альбома к альбому, а не зацикливаться на одной, пусть и удачной идее, которую можно точить продолжительное время, но не нужно. Мы же и дальше планируем колдовать, понемногу добавляя новые слои к нашему фирменному звучанию.

 

Музыка Nightsatan пронизана карпентеровским вайбом и в ней отчетливо прослушивается влияние саундтреков к постапокалиптическим антиутопиям, поэтому меня совершенно не удивляет, что на Западе вы представлены лейблом Death Waltz. Как вы начали сотрудничать?

Мазатот: Первый тираж пластинок был выпущен лейблом Svart Records, и он разлетелся в мгновение ока. Death Waltz же связались с менеджментом Svart с предложением сделать специальное издание Loops of Doom, приуроченное к Record Store Day. Мы с радостью согласились, потому что Death Waltz с их переизданиями саундтреков к культовым фильмам делают по-настоящему важную работу.

Вольф-Рэйми: Да, для нас большая честь быть частью лейбла, на котором вышли работы наших кумиров.

 

Расскажите немного об эпической короткометражке Night Satan and the Loops of Doom. Как состоялся этот проект? И что было первым — концепция фильма или музыка к нему?

Мазатот: Вообще-то все началось с идеи сделать видеоклип. Но Chrzu пошел дальше и нашел деньги на целый фильм. И все, что в нем есть, — исключительно заслуга режиссера, чья буйная фантазия родила на свет чудовищ. Большая часть музыки была написана до съемок, но что-то мы дописали постфактум, исходя из потребностей той или иной сцены.

Ингалятор II: Chrzu наш хороший друг, и чертовски хорош в своем деле. Мы, действительно, неоднократно обсуждали с ним идею сделать клип с небольшим бюджетом. Он начал писать сценарий, и все так стремительно завертелось, что мы и сами не поняли, как эти разговоры выросли в такой масштабный проект. В итоге за нашими спинами окопались большие производственные компании: Фонд кино Финляндии, местная телерадиовещательная компания и прочие. Сумасшествие.

 

И главный вопрос — что символизирует писающая девушка-воин?

Chrzu: Это означает, что если вам повезет, вы сумеете отыскать красоту в уродстве, золото в песке и воду в пустыне. К тому же в этой сцене наша героиня измучена и находится в наиболее уязвимом положении, и именно эта ситуация подталкивает Ингалятора II примерить костюм героя и выступить против ее похитителя.

 

Может быть, вы хотели бы напоследок адресовать что-то читателям «Метрополя»?

Мазатот: Ребята, желаю вам хорошо проводить время, желательно — все время.

Ингалятор II: Если вы еще не слышали нашу музыку, то обязательно зацените. Было бы здорово однажды прокатиться с туром по России.

Вольф-Рэйми: Будьте верны своей школе.

blog comments powered by Disqus

Добавить комментарий



Последние посты