Неподражаемые черные

Годы практики уходят на то, чтобы добиться той же плавности движений, что у черных братьев, — но в результате белый человек всего лишь немного приближается к недостижимому идеалу: упрямая генетика не дает ни единого шанса. Миллионы лет предки черной нации пробегали десятки километров в саванне нагишом, с одним копьем, охотясь на антилоп. Кто знает, сколько поколений черных должно будет дышать городской копотью, чтобы изменить свой генетический код и стать хоть отдаленно похожими на нас, потомков крестьян с руками-лопатами.

Однако количество желающих походить на братву не уменьшается. Диджеи, музыканты, танцоры и простые обыватели. Чтобы танцевать как черный, белый должен обладать экстраординарным талантом. Такие есть, но стоит ли результат затраченных усилий? Черному все это дается от рождения, даром, как и атлетизм например. Все эти бро, которых снимают в видео о ghetto workouts, наращивают мышечную массу вдвое быстрее белых. На эту тему написаны сотни научных трудов, а кинофильм одним своим названием расставляет все точки над «и». Впрочем, тяга к черной культуре связана не только с физическим превосходством, вопрос этот куда шире и глубже.

...

черные-1

Начнем с известного парадокса: если долго было хорошо, хочется, чтобы стало плохо, для разнообразия. В благополучных странах, вроде Америки, это явление обыденное. Здесь жизнь течет плавно и густо, как нефть, у предыдущих поколений, у нынешних и будущих, почти с гарантией. Заскучавшего обывателя тянет пожить трущобно, но с одним условием: ненадолго и не взаправду. Если вы видели комедию «Поездка в Америку» с Эдди Мерфи, то помните протагониста — африканского принца в золотых позументах, который искал в Куинсе «самую говенную квартиру». Показательно в этой ситуации вот что: пожив в такой хате и удачно влюбившись, принц со своей возлюбленной возвращается назад, к золотым ваннам, где монарший пенис моют специально обученные девицы.

Большинство американских граждан мысленно проецирует свою жизнь на воображаемую числовую ось — помните, на уроке математики вас знакомили с понятием нуля и отрицательными величинами? Человек находится в нулевой точке — перед ним будущее, которое выглядит предсказуемым на много лет вперед. Мне трудно судить о том, какой вид имеет числовая ось обитателя гетто, но предполагаю, что будущее его более-менее определено примерно на сутки вперед, а то и меньше. В такой жизни не до скуки — быть бы живу.

Тем не менее некоторые из тамошних обитателей умудряются гордиться этим образом жизни и даже творить мифологию в духе «гореть ярко, умереть рано». Ну, если считать торговлю крэком в постоянном страхе за свою задницу «горением» — то конечно. Тем не менее над черной братвой, живущей одним днем, смеяться как-то не хочется: они вызывают уважение если не самим своим видом, то некоей непривычной нам эманацией ненависти и презрения к остальному миру, живущему по законам и уложениям. Сигнал, исходящий от этих спесивых засранцев, звучит так: «I’m gonna cap yo ass». Если кто не в курсе, что значит to cap, то представьте себе, как стреляют из пистолета, повернув его набок. Казалось бы, идиотский жест, в котором нет ничего, кроме черного пижонства, однако как смотрится! В этом — половина успеха. Выглядит круто, и ничего с этим не поделаешь.

Скучающему белому с дипломом страсть как хочется если не иметь прямое отношение, то хотя бы прикоснуться к мрачному миру черных бандитов, где человеческая жизнь стоит не больше капсулы с разбодяженным героином. Это щекочет нервы, освежает рутину. Прожить всю жизнь в роли хорошего мальчика? Иногда так тяжело с этим мириться! Гекльберри Финн, например, до того страдал, что сбежал от богатой вдовы, заставлявшей его умываться и запретившей ругань, и снова поселился в грязной бочке. Тут та же история, только в страшной бочке никто не селится — в нее лишь заглядывают издали.

Харизме черного человека трудно сопротивляться: многие из них красивы чужой, неожиданной красотой, которая у меня, сына советского чучхе, вызывает почти религиозный трепет. Тут много неосознанного, неартикулируемого уважения. В отличие от белых американцев, которые до сих пор пытаются преодолеть свои комплексы по отношению к бывшим рабам, для меня черные прежде всего инопланетяне, со своими предпочтениями в одежде, речи и поведении. Да и все эти золотые погремушки смотрятся на них потрясающе, черт возьми. Я могу ошибаться, но, по-моему, у русскоязычных в Америке тоже имеется некая сомнительная аура людей склонных к хаотичной жизни, которая ощущается на уровне инстинктов. В этом смысле мы ближе к черным, чем сами американцы.

]

Белого человека с детства приучают быть как все: не бросаться в глаза, работать за совесть, а также держать свои эмоции при себе, чтобы, не дай бог, никого не задеть. Вдруг у собеседника дурное настроение? Это заговор деликатных людей, всячески избегающих неудобных тем и внимания к своей персоне. То ли дело черные — особенно те, что выросли в больших семьях, где надо кричать, чтобы тебя заметили. Они куда более эмоциональны и открыты, многие ведут себя так, будто весь мир им что-то должен: работу, пособия, льготы, помощь и сочувствие. Жестикулируют, хохочут, возмущаются, плачут — как все мы себя вели, пока не выросли и не похоронили своего внутреннего ребенка. Степень эмоциональной свободы у них куда выше. Остальные посматривают на черных, кто с робостью, кто с неодобрением, кто с легкой завистью. Культивируемая эмоциональность имеет и другие стороны: артистизм, склонность к жесту, преувеличенно выразительной мимике, сочному словцу. Что-что, а уж разговаривать эти артисты умеют. Природа одарила черного голосом — он не говорит, а поет, тянет ноту. Shiiiiiiiit.

А что у нас? Несмотря на вековые традиции и всегдашнюю популярность, русский криминальный мир вызывает такое эстетическое отвращение, что привлекает только слаборазвитых. Отечественные сидельцы на кортах с кружкой чифиря пользуются спросом в тех кругах, с которыми не хочется иметь ничего общего. Нет, русская воровская феня звучит вполне себе экзотично — чтобы никто не думал, будто у нас не умеют пустить горячего словца. Умеют, успех «Радио Шансон» лишний раз это подтверждает, и даже Иосиф Бродский поддерживал имидж «гения с пацанскими корнями». Однако это другая история, и давайте все же отличать бандитов от бандитов. Кандальники, этапы, все эти Шилка и Нерчинск из народных песен хотя бы имели какой-то романтический флер, но за прошедшие сто лет он окончательно развеялся. Остались только люди-головешки, похожие на коряги после лесного пожара. В той форме, в которой эта культура существует сегодня, она просто оскорбительна.

И конечно, увлечение черной эстетикой у нас — удел конкретной демографической группы. Граждане до 25, с высоким уровнем образования, живущие на родительские деньги. Люди страшно далекие от тех, кому стараются подражать, и Паша Техник их пророк. Никогда в жизни молодой горожанин не наденет адские туфли с адидасовской олимпийкой и не запортачит себе Богородицу с младенцем на грудь. Именно поэтому их так трудно воспринимать всерьез: соответствующего образу житейского опыта у них нет (и вряд ли он когда-либо будет накоплен), а есть только желание казаться. Наденут джинсы и толстовку на пять размеров больше и включают погромче какого-нибудь, не понимая оттуда ни бельмеса. А ведь сколько нового, интересного (и абсолютно бесполезного) открывает для себя любознательный фанат, почитав ресурсы вроде! Одних полицейских радиокодов там сотни, и звучит эта абракадабра как магические заклинания.

Мне кажется, что репутацию черного братства как сообщества лихих людей придется преодолевать еще очень и очень долго — если это вообще решаемая задача. Харизму мрачных вооруженных людей в желтых «тимберлендах» просто так не перешибешь, как говорится, тут нужны годы контрпропаганды и лучшие креативные силы. Удачи тем, кто пытается постоять рядом с этим миром и почувствовать себя причастным к нему. Выглядит это как бешеная езда в ковбойском костюме на пони в парке культуры и отдыха.

blog comments powered by Disqus

Добавить комментарий



Последние посты