Метафизическая живопись Джорджо де Кирико

1 Джорджо де Кирико

Де Кирико выдумывает фантастическую реальность, в которой живут и действуют различные предметы, размазанные по пустынному ландшафту, — и все это потустороннее богатство упаковано в обертку классической живописи. Так в 1912–1913 годах (под впечатлением от ницшеанской философии) он создает серию мистических полотен, на которых изображены типично итальянские городские площади с арками, где в центре грустит статуя Ариадны — символ меланхолии. А игра света и продолговатые косые тени лишь усугубляют и без того печальный настрой — дневной свет медленно, но верно покидает пространство картин. Де Кирико считал, что в тени тайны больше, чем во всех настоящих, бывших и будущих религиях.

2 Джорджо де Кирико

«Я начал писать картины, в которых мог выразить то мощное и мистическое чувство, открывшееся мне при чтении Ницше: итальянские города в ясный осенний день, меланхолию полудня… Я не представляю себе искусство по-другому. Мысль должна оторваться от того, что мы называем логикой и смыслом, освободиться от всех человеческих привязанностей, чтобы увидеть предметы под новым углом, высветить их неведомые ранее черты».

Другой излюбленный элемент, появляющийся практически во всех картинах де Кирико, — это «фаллические» башни и «геометрические» железнодорожные станции (Пикассо даже называл де Кирико «певцом вокзалов»). Нависающие массивные архитектурные сооружения, кажется, выходят за пределы картин и своей эрекцией давят на зрителя, вынуждая его отступить на шаг назад, а железнодорожные станции ассоциируются с ожиданием и тревогой — похожие мотивы очень любил американский художник... Эдвард Хоппер, чье композиционное видение оказало огромное влияние на мировой кинематограф.

3 Джорджо де Кирико

«На прямоугольных площадках простираются загадочные математически правильные тени; из-за стен показываются странные башни, украшенные разноцветными развевающимися флажками, а вокруг простирается и окружает все таинственная бесконечность».

Нельзя не отметить гастрономический мотив в работах де Кирико — например, на картине «Неопределенность поэта» мы видим связки бананов, которые то ли стремятся забраться в лоно статуи, то ли бегут от него. Одними бананами дело не ограничилось: художник и артишоки рисовал на фоне философов, и груши, и виноград. Ибо одной духовностью сыт не будешь.

4 Джорджо де Кирико

Не обошлось и без пророчеств Ванги: так, например, в 1914 году де Кирико написал портрет французского поэта Гийома Аполлинера, с которым познакомился в Париже двумя годами ранее, — и эта картина стала одной из наиболее известных у де Кирико. На полотне изображены два поэта: на переднем плане античный бюст в черных очках, иллюстрирующий одну из самых любимых художником метафор слепого поэта (а-ля ранний имидж Виктора Пелевина), а на заднем плане — силуэт в профиль в области виска которого очерчена окружность, похожая на мишень. Через несколько лет Аполлинер будет серьезно ранен на фронте, а затем, пережив трепанацию черепа, скончается от осложнений, вызванных эпидемией испанского гриппа — осколок снаряда попадет точно в обозначенное на картине место.

5 Джорджо де Кирико

В 1917 году де Кирико был мобилизован в ряды доблестной и наблюдал за ходом Первой мировой войны из окна госпиталя в Вилла дель Семинарио. Там он знакомится с художником Карло Карра и создает нарочито геометрическую серию «Метафизические интерьеры» — застывшие в неподвижности натюрморты и фотографически точные срезы тревожной необычности. Однако после окончания войны его работы становятся еще более мрачными, холодными и, как ни странно, беззубыми — статичные фигуры посреди пустынных городов, тотемы из бытового мусора и манекены, деформированные войной. Его занимают археологические темы и пленит вид гладиаторов, которых он представляет на боксерском ринге, а с первой сединой де Кирико полностью бросает чернушку и переходит на автопортреты, явно вдохновленные иконографией итальянского Возрождения.

6 Джорджо де Кирико

В чем же заключена прелесть его работ? Джорджо де Кирико — это не только ценный мех и нарочитая геометрия с отсутствием логических связей между предметами, но и, что важно, отсутствие людей. Человеческое присутствие во вселенной де Кирико минимально — его живопись безвоздушна и замкнута, в ней напрочь отсутствует жизнь, природа закатана в бетон, а время застыло. Люди же представлены в виде статичных теней-фигур, манекенов и каменных изваяний —все становится образом образа, и возникает ощущение неотвратимого отрыва от реальности. Помните, как пели классики? Ох, это «долгожданное перевоплощение в кукол де Кирико и Карра — для меня это освобождение, для белых воротничков — это небесная кара». В его картины, действительно, хочется забраться и там жить.

7 Джорджо де Кирико

Помимо живописи и вопреки несносному характеру, де Кирико также занимался оформлением оперных спектаклей, делал литографии (например, иллюстрировал «Каллиграмм» Гийома Аполлинера) и много писал — в частности, в 1929 году он опубликовал автобиографическую поэму «Гебдомерос». И в таком темпе протянул аж до 90 лет — пережил всех: и Рене Магритта, и Ива Танги. Как говорит Никас Сафронов, «дай бог каждому».

Запись Метафизическая живопись Джорджо де Кирико впервые появилась Метрополь.

blog comments powered by Disqus

Добавить комментарий



Последние посты