Что слушать в ожидании нового альбома Дэвида Боуи?

01_Aladdin Sane

Да простят меня представители старой школы, но все эти земные похождения Зигги Стардаста с «человеком, который продал мир» — какая-то вычурная квир-фантазия для белогвардейцев: пресный фолк для старперов а ля песенные миниатюры Булата Окуджавы под двенадцатиструнную гитару. Первые пять альбомов Боуи так и просятся в огонь, на котором томится пиршество дикарей — банка тушенки и макароны. Начинать же знакомство с творчеством мэтра лучше всего с античного произведения Aladdin Sane, которое представляет собой театральную кэмп-постановку из арт-глэма и ЛГБТшного рок-н-ролла со следами белого порошка. Аладдин выполз из пещеры в 1973 году и любовался закатом «Великой Отечественной Войны во Вьетнаме», сопровождая сухогрузы бронированных гробов прямиком на гей-прайд — его и сегодня не стыдно завести где-нибудь в тренажерном зале, пока лежишь пластом и берешь штангу на грудь.

 

02_Station to Station...

В период с 1969 по 1980 год Боуи плотно висел на спидах, ибо вырезал из бересты альбомы один за одним — каждый год по штуке и в разной стилистике. Это и отличает его от остальных подвижников — зачастую исполнитель находит «свою фишку» и пилит ее на протяжении 3-4 альбомов, пока искры из глаз не посыпятся, а когда все же решается на легкий косметический ремонт своего саунда, то нарывается на громогласные проклятия поклонников, которые хотят слушать одно и то же с легкими вариациями. Боуи же приучил свою аудиторию любить неизвестность — каждый его релиз был радикально новым представлением со своей мифологией. Так после постапокалиптического водевиля Diamond Dogs, склеенного из впечатлений от романа Джорджа Оруэлла «1984», и «пластикового соула» Young Americans с наваристым хитом «Fame», он обратился к образу «Изможденного Белого Герцога», существующего на на «красном перце, кокаине и молоке», играющего прифанкованный арт-рок и восхваляющего Гитлера как рок-звезду.

 

03_Low

Вусмерть уторчавшись от наркотиков Боуи со своим другом Игги Попом решает переехать из Лос-Анджелеса в Западный Берлин (довольно странное решение, учитывая что Берлин до сих пор славится как «героиновая столица Европы»), где совместно с Брайаном Ино начинает работать над альбомом Low, положившем начало так называемой «Берлинской Трилогии» (Low, Heroes и Lodger). В этой точке и начинаются экспериментальные мытарства Боуи — иного было бы наивно ожидать, когда на борт поднимается Ино. На выходе получился крепкий, настоянный на краут-роке, и уже ставший классикой, арт-поп с синтезаторами и плавающими мелодиями: холодный, минималистический и тревожный сборник городских романсов.

 

04_Heroes

Одного Ино ненасытному и легко возбудимому Боуи было мало и к работе над следующим шедевром он привлек самого Роберта Фриппа, по-демонически чопорного джентльмена из преисподней, что означало только одно — призрак «малинового короля» пролетел над Европой. Фрипп всегда славился крайне тяжелым и авторитарным характером, но в ходе дружественного threesome им все-таки удалось сварить уху из леща, старого-доброго рока и крышесносных верлибров («Your lips cut a smile on your face»). Поклонникам нафталина и опорно-двигательных упражнений будет под что похрустеть суставами, но на этом периоде поскорее хочется поставить жирную точку и пойти дальше.

 

05_Lets Dance

Большими деньгами и спорами был отмечен релиз Let’s Dance, продюсером которого выступил Найл Роджерс из группы Chic, ныне известный как «тот загорелый старик с гитарой» из клипа Daft Punk «Get Lucky». Роджерс был выходцем из танцевальной музыки и привнес в альбом прифанкованную бесовщинку, поэтому такие песни как «Let’s Dance», «China Girl» и «Modern Love» тут же обернулись народными хитами и получили бессрочную прописку на радио, дискотеках и MTV. Но желудки не выдержали даже у самых выносливых фэнов господина Боуи и его ругали на чем свет стоит — мол, опопсел, старик, пора зарывать. Но время — лучший судья, и спустя тридцать с хвостиком лет этот альбом как был, так и остается одним из лучших в карьере хамелеона, что бы там ни кукарекали злопыхатели.

 

06_Black Tie White Noise

Спустя десять лет после Let’s Dance, заигрываний с дабом и фейла типа Tin Machine, Боуи в очередной раз сменил прическу и триумфально вернулся на подмостки с альбомом Black Tie White Noise — помесью соула, джаза и хип-хопа. У микшерного пульта снова скучал Найл Роджерс, а вакантное место у гитарного комбика занял Ривз Гэбрелс, повелитель струн и виртуоз уровня Эдриана Белью, с которым Боуи плодотворно работал до самого конца 90-ых. В том же году он записал вполне симпатичный саундтрек к мини-сериалу «Будда из пригорода», но сей альбом был отмечен печатью коммерческого провала и какое-то время спустя разонравился и самому Боуи (он лично распорядился изъять из продажи остатки дисков).

 

07_Outside

В середине 90-ых, когда запахло триумфом альтернативного рока и индастриала, Дэвид Боуи переметнулся на темную сторону и под страдальческие камлания Трента Резнора снова обратился к Брайану Ино, чтобы поставить до неприличия концептуальную оперу по своему же рассказу «Дневник Натана Адлера». На выходе получился очень амбициозный и мясной проект, повествующий о мрачном быте обитателей апокалиптического мира, живущих накануне XXI века, и заново вписавший имя Дэвида Боуи в историю новой музыки. 1. Outside — работа невероятной силы духа, которая изначально предполагала продолжение, но что-то там не срослось, зато с этим альбомом Боуи прокатился по миру в совместном туре с Nine Inch Nails (в том числе добрался и до России, пообещав, что больше никогда не вернется в страну медведей и водки).

 

08_Earthling

Свой пятидесятилетний юбилей Боуи отметил пластинкой Earthling — смесью мейнстрим-рока, британского джангла и драм-н-бэйса. Но снова нарвался на острый нож критики как во времена Let’s Dance — благоухали все: от столяра до словоохотливых критиков. А в итоге (всем врагам назло) Earthling обрел статус культового альбома — Боуи щебетал с новой силой, а Гэбрелс священнодействовал в образе «Фрэнка Блэка с перьями» и выжигал звукосниматели на гитаре. Кстати, горячо рекомендуем отыскать запись концерта в Madison Square Garden, участие в котором приняли Лу Рид, Foo Fighters, Sonic Youth, Placebo, Роберт Смит и другие фронтовые корешки. Пожалуй, это выступление — одно из лучших в бурной концертной деятельности Боуи.

 

09_Hours

Накануне второго тысячелетия Боуи завершил свою «золотую эру» и стал постепенно выдыхаться и терять хватку, но после Hours ему окончательно стало можно все — хоть гадить на голову прохожим. Именно поэтому все последующие альбомы, которые больше напоминали би-сайды с его предыдущих работ, были встречены благосклонно и со смирением. Hours же вобрал в себя все лучшие наработки, которые он делал на протяжении более тридцати лет (в том числе — музыку к компьютерной игре Omikron: The Nomad Soul, которую Боуи писал параллельно альбому), и снова начал скатываться к живому звучанию подальше от электроники. Но Боуи никогда не слыл дураком, быстро сориентировался и дал обет молчания, который решил нарушить лишь пару лет назад. Но после этого альбома можно смело закрывать книгу, как бы интересна она ни была, а вот венок почтения к вечному огню возложить обязан если не каждый первый, то каждый второй.

blog comments powered by Disqus

Добавить комментарий



Последние посты