Не отступать и не сдаваться: почему мы стали жестокими

Особенно в обществе, где каждый — королевский мушкетер или вспыльчивый вельможа из Вероны. Как там у Вильяма нашего Шекспира, «не на наш ли счет вы грызете ноготь, сэр?» Слово за слово, и готово: «Я, Тибальта убив, убил Джульетту». И че, Ромео, это как-то помогло тебе решить проблему? Ровно наоборот. Добро пожаловать в родной XVI век.

Почему футбольная сборная десятилетиями демонстрирует бездарную игру на чемпионатах? Не потому ли, что чувствует на себе невероятную ответственность? Нация в полном составе свинцовым взглядом следит за одиннадцатью мужчинами на поле, ожидая, когда эти кретины наконец облажаются. Человек, выходящий пробивать пенальти, чувствует себя громоотводом, в который вот-вот ударит гнев силой в миллион ампер. Чтобы в такой ситуации не сплоховать, надо быть сверхчеловеком, вроде Юрия Гагарина. Странно, что несчастный Филимонов до сих пор жив, ему бы впору участвовать в программе защиты свидетелей. Озлобленные футболисты реагируют симметрично, огрызаясь в интервью после проигранных матчей. То, что на Западе называют road rage, или «дорожным гневом», здесь давно приняло карикатурные очертания. Человеку далекому от наших реалий трудно понять, чем вызваны эти эпические битвы в духе Толкина. Один водитель убил родственника второго — и это кровная месть? Несоответствие масштаба происшествия и реакции на него ставит зрителя в тупик — что за огнеопасная нация?

...Далее...



Последние посты