Про метамодернизм

Как эстетической форме метамодернизму — маятнику, раскачивающемуся между изжившим себя постмодернистским цинизмом и наивным модернистским пафосом, — свойственно выражение посредством нового романтизма: чувственного, почти интимного, не без взгляда сквозь призму постмодерна, переосмысления воззрений и идей, сформулированных Кантом и воспетых и увековеченных стариной Байроном. Метамодернизм в философской категории нас не интересует, но продукт современного искусства, несущий в себе метамодернистскую двойственность – очень даже.

Необходимость семантического определения современной эпохи возникла после восходящих в культуре и искусстве тенденций отказа от постмодернистской насмешки, постмодернистского отрицания бытия, самих разрушительных идей постмодернизма. Сегодня иронизирование над смертью и богом — признак дурного вкуса, осквернение православного храма становится лишь инфоповодом, засоряющим новостную ленту, а выступление Джимми Карра в дуэте с Игорем Христенко на внеочередном юбилее «Кривого зеркала» удивит разве что зрителя за семьдесят.

Фото: Игорь Иванов

Однако, обозначив эти тенденции как возвращение к модернизму, мы предоставляем сторонникам академической теории основание объявить очередное явление смены холодного постмодернистского течения теплым течением модернизма, признавая поражение в борьбе за любимое увлечение — навешивание очередного описательного ярлыка, позволяющего почувствовать, что мы снова правы и созерцаем общемировые метаморфозы под должным углом.  ...Далее...

Секс Блок

Фото: Павел Гражданский

О книге «Эротическая утопия»

Эта книга не настолько свежая, чтобы немедленно завоевать ваше внимание, но если ассортимент PornHub уже не гонит кровь куда нужно, то она для вас. Почему именно она? Потому что автор книги, подруга Эдуарда Лимонова и Сергея Довлатова, по совместительству профессор Калифорнийского университета Беркли – Ольга Матич – решила подойти со всей научной строгостью к эротическим практикам писателей Серебряного века.

За обложкой с обнаженной бердслеевской «Мадонной» скрывается интимное бельишко Зинаиды Гиппиус, Александра Блока, Владимира Соловьева, Айседоры Дункан и прочей декаденствующей богемы начала ХХ века.

Обо всем по порядку.

Книга «Эротическая утопия: новое религиозное сознание и fin de siecle в России» появилась на свет через сто лет после событий, о которых в ней рассказывается, в издательстве «Новое литературное обозрение», серии «Научная литература». Само культурологическое исследование неотделимо от своего уникального автора, поскольку является монографическим (от греч. μόνος — «один, единый» и γράφειν — «писать»). Ольга Матич – дочь участника Белого движения – лично знала многих писателей-диссидентов «третьей волны». В 1978 она переправила с друзьями из СССР на Запад рукопись андеграундного самиздатовского альманаха «Метрополь». Из этого следует вывод: кто, как не прямая наследница эпохи символизма, могла поведать о событиях того разгоряченного времени.

...Далее...

Тамбов — это милая провинция из ваших ночных кошмаров

Набирая «Тамбов» в режиме «Т9» на своем мобильном устройстве, неподготовленный пользователь ухмыльнется: встроенный словарь предиктивной системы первым делом выдает обидное «Убогог».

Краевед земли Тамбовской Иван Иванович Дубасов, окончательно заземлившийся уже более ста лет назад, удалённо поясняет: «Действительно, все города Тамбовской провинции отличались в прошлых веках замечательной убогостью. Главный город же был в таком состоянии, что даже воеводские дворы были в нем весьма ветхи и сгнили и жить въ нихъ было невозможно. Долгия и поперечныя улицы весною и осенью были тогда положительно непроездны. На одной из них чуть не затонул архиерей Феофил».

Проведя довольно поверхностное этимологическое исследование, скудоумный апологет Феофила снова наткнется на бога, на этот раз уже в оригинальном названии города, «там бог», дескать.

Никакими богами в Тамбове две трети года даже и не пахнет, и только с началом цветения душистой сирени город перестает напоминать хаос — то бесконечное пустое пространство, которое из года в год как будто нечаянно разрождается хтоническими Деметрой (бездонные карманы одежд которой набиты яблоками, грушами и сливами) и Дионисом (в чаше которого кислого вина всклянь). Празднику урожая — слиянию культов Деметры и Диониса в гастрологическом экстазе — посвящен современный тамбовский романс:

...Далее...


Последние посты