Нерезиновое сердце: сколько друзей в состоянии иметь человек

Хорошо, не ровно 150, а от 100 до 230 человек. Количество людей, которых вы пригласили бы на очень большую вечеринку, к которым подсели бы при встрече в баре или которых могли бы попросить об одолжении, зная, что они не откажут, — это и есть оно, число Данбара. Им руководствуются при выстраивании структуры все крупные организации, будь то армия, государственный аппарат или коммерческая компания. Руководители могут быть незнакомы с теорией Данбара, но они начинают делить людей на подгруппы, интуитивно понимая: когда группа разрастается до определенного размера, продуктивность сотрудников тут же падает.

 

fr-0

Все дело в развитии неокортекса, утверждает антрополог Робин Данбар. У низших млекопитающих он едва выражен, а у человека составляет основную часть коры головного мозга. Чем больше неокортекс, тем больше и количество особей, с которыми его обладатель может поддерживать стабильные отношения.

Исследования ученого начались с гелад — мохнатых обезьян, живущих весьма насыщенной социальной жизнью. Тут и заговоры, и интриги, и даже перевороты — социальные связи более чем важны. Устанавливают их обезьяны с помощью груминга — выискивания паразитов друг у друга в шерсти (ср.: «социальные поглаживания»). Данбар заметил: чем больше стая, тем больше времени гелады тратят на ковыряние в мехе сородичей. Когда животных становится так много, что на взаимный груминг едва хватает времени, стая распадается надвое.

...Далее...

Золотой Остап

Многие из вас, конечно, в курсе, что идея «Стульев» на самом деле принадлежала писателю Валентину Катаеву, брату Евгения Петрова. Катаев (к тому времени известный писатель) предложил молодым людям подработать литературными неграми: он им сюжет — они ему черновик на доработку. Полагаю, пообещал долю в гонораре и отбыл в творческую командировку.

1

Катаев был человеком благородным и от дальнейшего участия отказался, поняв, что справились и без него. Он переписал договор с издательством на Ильфа и Петрова, а взамен потребовал, чтобы роман был посвящен ему, а еще золотой портсигар с гонорара.

Что «Стулья», что «Теленок» читаются взахлеб. Потому, полагаю, что и писались они таким же образом: когда они начинали, Ильфу было 30, Петрову — 26. Представим себе двоих молодых разгильдяев во цвете лет: оба писали фельетоны в газету «Гудок», а Ильф еще и несколько лет работал редактором юмористического журнала. Записные хохмилы самой высшей пробы. Берем два этих желчных пузыря и помещаем в самую что ни на есть питательную среду — Советскую Россию времен НЭПа.

2

Страна только-только начала выбираться из ямы, в которую падала целую декаду: мировая война, вооруженный переворот, гражданская война. Что ни человек, то карикатура. Вспомним другого сверхпопулярного автора тех времен — Михаила Зощенко. Он прославился благодаря тому же материалу — невероятным персонажам, «новому человеку», заселявшему российские города. Вчера это был крестьянский сын, никто — сегодня он перебрался в город, прихватив с собой родную деревню.

...Далее...

Благотворительность как эгоизм

Пикантность ситуации заключалась в том, что «несчастненькие» с радостью принимали хлеб, чтобы, пройдя чуть дальше, обменять его на водку у поджидавших спекулянтов. Так булки возвращались на московский рынок, а пьяные каторжане с песнями и плясками продолжали ползти в Сибирь.

1

И горе тому, кто хоть пальцем попробует тронуть такую систему: палец примутся ломать все участники процесса, под громкие крики о черствости и бессердечии.

Этот эпизод красноречиво свидетельствует о том, что не нужно спешить и присуждать статус святого всякому благотворителю. Ведь даже в Ватикане святым могут признать лишь посмертно и после расследования специальной комиссии. А уж там у людей тысячелетний опыт борьбы с проходимцами в своих рядах.

Сейчас в отечественном медийном поле активизировались извечные споры вокруг благотворительности. Может ли филантроп ходить на поклон к власти, оправдывая это спасением детей? Может ли он носить брендовые одежки или обязан ходить в обносках? И можно ли вообще критиковать филантропов или же «святых людей немытыми руками не трогать»?

Но за всеми подобными вопросами стоит одно-единственное убеждение.

2

Но все противоречия тут же устраняются, стоит лишь признать очевидное: благотворительность — это эгоизм. И в пользу этого утверждения есть множество аргументов.

...Далее...

Как пережить очередной кризис

Психологи утверждают: чтобы с минимальными потерями пережить грядущий голод, следует провести несложные подготовительные мероприятия, которые утешат вас и помогут вам чувствовать себя комфортно до появления на горизонте новой пищи. В переходный период после завершения отношений с бывшей едой специалисты советуют уничтожить все, что могло бы напомнить вам о ней: имеющиеся дома кулинарные книги, любые фотографии еды, кухонную утварь и приборы, приправы и соусы, крошки, запахи и жировые отложения на плите.

1

Чтобы скрасить разрыв с едой и приготовиться к новым встречам, советуем вам скоротать часок за этим полезным и ободряющим занятием. Гадать на еду очень просто: в полночь на Рождество следует выйти за ворота и спросить у первого встречного название блюда, гарнир и выход на порцию. Блюдо, которое он назовет, и будет вашим любимым на следующие четыре-пять лет. Имейте в виду, что в случае, если первый встречный кобенится или препятствует ходу гадания, традиция велит шутливо ударить его тяжелым тупым предметом, например пустым холодильником.

2

Неоценимую помощь нам может оказать братский северокорейский народ, обладающий в этом деле многолетним опытом: пособия «Сто вкусных и питательных блюд из камыша и осоки» и «Условно съедобные грибы в свете лучей Чучхэ», хорошо известные поклонникам ритуальной дистрофии, традиционного рахита и православной цинги. Долго шли эти книги к нам, но наконец настало время познакомить с ними широкие массы.

...Далее...

Как пережить очередной кризис

Психологи утверждают: чтобы с минимальными потерями пережить грядущий голод, следует провести несложные подготовительные мероприятия, которые утешат вас и помогут вам чувствовать себя комфортно до появления на горизонте новой пищи. В переходный период после завершения отношений с бывшей едой специалисты советуют уничтожить все, что могло бы напомнить вам о ней: имеющиеся дома кулинарные книги, любые фотографии еды, кухонную утварь и приборы, приправы и соусы, крошки, запахи и жировые отложения на плите.

1

Чтобы скрасить разрыв с едой и приготовиться к новым встречам, советуем вам скоротать часок за этим полезным и ободряющим занятием. Гадать на еду очень просто: в полночь на Рождество следует выйти за ворота и спросить у первого встречного название блюда, гарнир и выход на порцию. Блюдо, которое он назовет, и будет вашим любимым на следующие четыре-пять лет. Имейте в виду, что в случае, если первый встречный кобенится или препятствует ходу гадания, традиция велит шутливо ударить его тяжелым тупым предметом, например пустым холодильником.

2

Неоценимую помощь нам может оказать братский северокорейский народ, обладающий в этом деле многолетним опытом: пособия «Сто вкусных и питательных блюд из камыша и осоки» и «Условно съедобные грибы в свете лучей Чучхэ», хорошо известные поклонникам ритуальной дистрофии, традиционного рахита и православной цинги. Долго шли эти книги к нам, но наконец настало время познакомить с ними широкие массы.

...Далее...

Благотворительность как эгоизм

Пикантность ситуации заключалась в том, что «несчастненькие» с радостью принимали хлеб, чтобы, пройдя чуть дальше, обменять его на водку у поджидавших спекулянтов. Так булки возвращались на московский рынок, а пьяные каторжане с песнями и плясками продолжали ползти в Сибирь.

1

И горе тому, кто хоть пальцем попробует тронуть такую систему: палец примутся ломать все участники процесса, под громкие крики о черствости и бессердечии.

Этот эпизод красноречиво свидетельствует о том, что не нужно спешить и присуждать статус святого всякому благотворителю. Ведь даже в Ватикане святым могут признать лишь посмертно и после расследования специальной комиссии. А уж там у людей тысячелетний опыт борьбы с проходимцами в своих рядах.

Сейчас в отечественном медийном поле активизировались извечные споры вокруг благотворительности. Может ли филантроп ходить на поклон к власти, оправдывая это спасением детей? Может ли он носить брендовые одежки или обязан ходить в обносках? И можно ли вообще критиковать филантропов или же «святых людей немытыми руками не трогать»?

Но за всеми подобными вопросами стоит одно-единственное убеждение.

2

Но все противоречия тут же устраняются, стоит лишь признать очевидное: благотворительность — это эгоизм. И в пользу этого утверждения есть множество аргументов.

...Далее...

Золотой Остап

Многие из вас, конечно, в курсе, что идея «Стульев» на самом деле принадлежала писателю Валентину Катаеву, брату Евгения Петрова. Катаев (к тому времени известный писатель) предложил молодым людям подработать литературными неграми: он им сюжет — они ему черновик на доработку. Полагаю, пообещал долю в гонораре и отбыл в творческую командировку.

1

Катаев был человеком благородным и от дальнейшего участия отказался, поняв, что справились и без него. Он переписал договор с издательством на Ильфа и Петрова, а взамен потребовал, чтобы роман был посвящен ему, а еще золотой портсигар с гонорара.

Что «Стулья», что «Теленок» читаются взахлеб. Потому, полагаю, что и писались они таким же образом: когда они начинали, Ильфу было 30, Петрову — 26. Представим себе двоих молодых разгильдяев во цвете лет: оба писали фельетоны в газету «Гудок», а Ильф еще и несколько лет работал редактором юмористического журнала. Записные хохмилы самой высшей пробы. Берем два этих желчных пузыря и помещаем в самую что ни на есть питательную среду — Советскую Россию времен НЭПа.

2

Страна только-только начала выбираться из ямы, в которую падала целую декаду: мировая война, вооруженный переворот, гражданская война. Что ни человек, то карикатура. Вспомним другого сверхпопулярного автора тех времен — Михаила Зощенко. Он прославился благодаря тому же материалу — невероятным персонажам, «новому человеку», заселявшему российские города. Вчера это был крестьянский сын, никто — сегодня он перебрался в город, прихватив с собой родную деревню.

...Далее...

Black mirror: как чаты и мессенджеры изменили наш взгляд на секс

Когда речь заходит о границах интимного и публичного, всегда занятно наблюдать за тем, как шутки про вибраторы и свинг в дружеских компаниях сменяются едва ли не истерикой, стоит только упомянуть о сливе в сеть голых фото кого-нибудь из собеседников. Да что там собеседников! Достаточно вспомнить ажиотаж вокруг сентябрьской утечки голых селфи голливудских звезд или недавний проект Сергея Артемьева «Приват и чай», в рамках которого на питерские хрущевки выводились проекции с изображением безымянных работниц секс-чатов.

 1 

И дело вовсе не в сексе. Секс, как и сами отношения между мужчиной и женщиной (или между женщиной и женщиной, или внутри группы мужчин), не сильно изменился со времен античности. Важнее, что с появлением нового измерения в мире интимных отношений появилась потребность в новом языке, чтобы эти отношения описать.

 

Адекватного языка, как оказывается, нет. Есть немота, попытки напасть или оправдаться, но только не стремление понять друг друга. В мире, где изображение все больше вытесняет текст, а главным занятием пользователей соцсетей становится обмен фотографиями, сложно найти язык, объясняющий эту деликатную область.

...Далее...

Беларусь как фигура речи

1

Здесь стены приятных приглушенных тонов, все дочиста вылизано и облучено ультрафиолетом, убивающим микроорганизмы. Белоснежные простыни, теплые хирургические инструменты рядами, недавно из автоклава. Человек сидит одетый в зеленый халат со штемпелем, шапочку и бахилы. Сейчас придет медсестра и станет кормить его с ложечки. Когда-то, много лет назад, человек пытался сопротивляться, но успокоился после пары катетеров. Он хочет что-нибудь потрогать, но сестра больно бьет по рукам и прикрикивает. Если согласиться на операцию, думает он себе, то в случае успеха есть шансы отсюда выйти, вот только хирурга никто не видал, да и страшно под нож. Вон свату аппендицит вырезали — так укололи не туда, он и помер. Остается почаще вспоминать, что здесь чисто и порядок. Дайте еще ложечку.

Беларусь похожа на гигантскую грибницу, постоянно производящую жилплощади. Двух лет, на которые я оставил ее без присмотра, хватило для того, чтобы она вытолкнула на свет десятки сталагмитов: торговые центры, гостиницы, многоэтажные блочные дома и спортивные арены. По ночам, когда никто не видит, тихо отрастает свежий асфальт-эпидермис, теплый на ощупь. Вечерами я ездил по Минску с опаской: здесь раньше был колхозный рынок, а здесь — поле, который год под паром, заросшее пастушьей сумкой и одуванчиком, а теперь из мглы вырастает огромное железобетонное чудище, видное только на треть.

...Далее...


Последние посты