Что читать в марте: Супермен, Хомский, Керуак и дети кукурузы

Дарья Дмитриева

«Век супергероев: Истоки, история, идеология американского комикса»

Дарья-Дмитриева-«Век-супергероев--Истоки,-история,-идеология-американского-комикса»

Эта книга рассказывает о том, как возник и развивался супергеройский комикс с 1938 года по сегодняшний день (как складывался язык, какие процессы повлияли на формирование индустрии, что такое супергероика как жанр и в чем ее идеологическое содержание, классификация суперзлодеев и прочие интересности) и как графический роман вывел комикс-культуру из подворотни на пьедестал серьезной художественной литературы. Дмитриева исследует американскую (т.е. легитимно глобальную) культуру — ее болевые точки и чаяния, и задается вопросом, почему американский супергерой так легко захватывает умы и сердца людей во всем мире, и почему многим другим культурам, в том числе нашей, пока не удается создать своего супергероя? Несмотря на крохотный тираж, эта работа — настоящий подарок под елку всем поклонникам комиксов, поскольку отечественные книгоиздатели не часто радуют читателя подобным нон-фикшном.

цитата...Далее...

Человек и его борьба: лучший sci-fi по теме

Роджер Желязны

Ночи в одиноком октябре

1_книги_Роджер Желязны,

О чем: Граф Дракула и великий детектив Шерлок Холмс, Ньярлатотеп и Альхазредская икона, непостижимый кот и Тварь из Паропровода — все возможно, когда полнолуние выпадает на Ночь всех святых 31 октября. Именно эту ночь Желязны выбрал, чтобы столкнуть мрачноватые готические фантазии своих предшественников, от Эдгара По до Говарда Лавкрафта, в смертельной Игре, исход которой определит равновесие магических сил на земле. Календарно структурированный роман, главы которого размеренно темнеют и удлиняются, как осенние ночи, представляет собой многомерную поделку, виртуозно созданную из хаоса безвременья содержащихся в нем интертекстов, пригодную для чтения в любое время года, атмосферную, как сугроб палых листьев в лесной чаще, и изящную, как первая осенняя снежинка на вековом валуне. 

Зачем: «Ночи в одиноком октябре» — довольно нетипичный для Желязны роман. Из-под пера автора затянутых громоздких фэнтези на этот раз вышел премилый постмодернистский образчик стояния на плечах гигантов жанра. Причудливый микс из вымышленных кадавров прошлого столетия получился у автора достойным любой кунсткамеры. То ли нуарный детектив, то ли готическое фэнтези, то ли вовсе судебная хроника. Будничные описания всевозможной чертовщины принаряжены в английские ландшафты и максимально описательно выхолощены — эдакое «Загадочное ночное убийство собаки», если бы аутист Марка Хэддона на досуге вызывал Ктулху на заднем дворе. Разница только в том, что на этот раз в роли повествователя выступает сама собака — и сможете ли вы винить животное – альтер эго Желязны за то, что мороку сюжетообразующей Игры та предпочтет светскую болтовню с соседской кошкой?

...Далее...

Руководство астронавта по жизни на Земле

hadf-mock

19 декабря я надел голубой летный костюм и отправился на мой последний в 2012 г. завтрак на Земле. Завтрак этот был больше ритуалом, чем приемом пищи. Мы с Томом и Романом ограничились чистой водой и небольшой порцией жидкой овсянки. Ели мы с сардоническими размышлениями о том, что можем увидеть все это снова через несколько часов, ведь послестартовая рвота — обычное дело. И еще мы знали, что отдельного туалета нам не видать в ближайшие два дня, пока мы не доберемся до МКС. Чуть позже мы отправились в небольшую комнатку для того, чтобы поднять тост в узком кругу с нашими женами и представителями руководства каждого из космических агентств, связанных с нашим полетом, — ККА, НАСА и Роскосмоса. Мы все сказали несколько слов, и те из нас, кому предстояло лететь на «Союзе», подняли бокалы с имбирным лимонадом, а не шампанским, а затем все присутствующие сели и провели минуту в тишине. Русские всегда так делают перед любой поездкой, летят ли они в космос или собираются к друзьям на дачу. Это такой способ отметить важность текущего момента.

Мы были почти готовы покинуть здание, в котором мы прожили почти две недели. В качестве прощания мы оставили свои автографы на дверях карантина, добавив наши имена к множеству других, затем спустились вниз к выходу. Там нас ждал священник, с головы до ног облаченный в черное, и его помощник с бадьей воды в руках. Мы стояли перед священником, позади нас — резервный экипаж, и священник погружал что-то, сильно похожее на конский хвост, в бадью, а потом брызгал на нас водой. Он прилично нас намочил, пока благословлял.

...Далее...

Расширенные границы познания: редакция выбирает лучшую научную фантастику

Клиффорд Саймак

«Заповедник гоблинов»

1_книги_саймак_фантастика

О чем:  Профессор Питер Максвелл, чьей специализацией в далеком будущем является изучение сверхъествественных явлений и инопланетной жизни, в результате транспортного сбоя попадает на удивительную Хрустальную планету, которая служит вместилищем знаний древнейшей цивилизации во вселенной. Однако передаче этого немыслимого свода знаний человечеству ему мешает небольшой конфуз — по возвращении на Землю он узнает о том, что уже мертв. Дальнейшее развитие событий, в котором Максвеллу помогают тролли, феи, баньши, саблезубый тигр и даже призрак Уильяма Шекспира, не может не завершиться счастливым концом — но мы же за это и любим сказки, верно?

Зачем: Нет на свете ничего недооцененнее, чем фантастический жанр. Его лучшие заокеанские представители могли бы вполне по-шекспировски нравоучать отбившуюся от рук молодежь в рамках школьной программы. Клиффорд Саймак в этом отношении — педагогический гений, которому веришь гораздо охотнее, нежели любому Макаренко. На нашей маленькой планете мы не одиноки и без саймаковской доски уиджа, воплотившей в «Заповеднике гоблинов» всех персонажей западноевропейского фольклора. Угрозы найденному энтузиастами знанию таятся не столько в зловещей инопланетной расе негуманоидных колесников, сколько в тех, кто готов пренебречь им ради небольшой личной выгоды — все как в жизни.

...Далее...

Как компании проникли в мозг покупателя

1_нейромаркетинг

Пятьдесят лет назад люди в маркетинге, рекламе и розничной торговле разделяли распространенное мнение о том, что эмоции — это скорее последствие, чем причина рационального мышления. Они не то чтобы не знали о том, как важны эмоции, и не то чтобы не пытались вызвать приятные ощущения наряду с предоставлением голых фактов. Свои исследования — по большей части через опросы и фокус-группы — они проводили, чтобы выяснить, что думают потребители, а не что они чувствуют. Такие компании были твердо уверены, что убеждать потребителей купить продукт следует, взывая к их разуму.

Большинство потребителей того времени считало так же. Они думали, что, по словам Россера Ривза, реклама работает «открыто и честно на слепящем, безжалостном солнце». Исследования психологов и нейробиологов последних тридцати лет показали, что эта уверенность была в корне ошибочна.

2_нейромаркетинг

Сегодня каждая компания стремится создать глубокую эмоциональную связь между своим брендом и некой соблазнительной личной целью или достойным желанием. Так, понимая, что для посетителей Starbucks кофе — это кофе и поэтому они не замечают разницы между разными сортами, компания стала создавать эмоциональную привязанность к своему бренду с помощью того, что ее основатель Говард Шульц называет «романтикой и атмосферой теплого и дружеского общения в кафе Starbucks»...Далее...

7 книг для впавших в депрессию

Предлагаемые книжки небольшие по объему, написаны ярко и просто, без лирических отступлений и претензий на терапию, так что легко можно читать по тексту в день. Получится недельное путешествие в компании персонажей, которых жизнь забросила в задницу. Кто-то из них остался на мели посреди Нью-Йорка, кто-то вынужден скитаться по морям, потому что судьба не оставила другого выбора, а кого-то со дня на день ожидает смерть, смешная и страшная. Все семь книг об одном и том же: жить страшно, жить интересно, жить, в конце концов, очень смешно. Жизнь стоит того, чтобы слезть с дивана.

Туве Янссон

«Комета прилетает»

1_Туве-Янссон-«Комета-прилетает»-

Готовый сценарий для мультфильма по мотивам триеровской «Меланхолии» и Апокалипсис для самых маленьких. Туве Янссон удалось невозможное — описать смерть и одиночество так, что даже ребенок понял, что это такое. Все ее герои, как бы дружно они ни преодолевали трудности, существуют строго по отдельности, каждый в своем замкнутом мире, прочно на своем месте. Все за одного — и каждый за себя. Только так возможна настоящая дружба, помогающая победить что угодно. Даже комета в последний момент решает пролететь мимо Земли.

...Далее...

Что читать в феврале: механика комедии, артефакты Освенцима и континентальная философия на даче без интернета

Дэвид Уэст

Континентальная философия. Введение

1

Книга является переработанным и значительно расширенным изданием «Введения в континентальную философию», которое впервые было опубликовано в 1996 году. Она предлагает краткое и доступное введение в европейскую традицию мысли — от критической философии Иммануила Канта до потустороннего субъекта. Через призму исторического развития автор анализирует многообразие связанных друг с другом течений мысли: критика Просвещения, Фейербах, Маркс, франкфуртская школа, Хабермас, феноменология бытия у Хайдеггера, децентрация, деконструкция, генеалогия субъекта у Фуко и многое другое. Отдельно стоит отметить заключительную главу, в которой анализируются некоторые «радикальные отступления», наметившиеся в континентальной философии в самом начале XXI века — Филипп Лаку-Лабарт, Джорджо Агамбен, Жан-Люк Нанси, Славой Жижек и Ален Бадью аргументировано получают на орехи.

2

Континентальная философия зародилась в качестве категории исключения. До недавних пор в аналитической философии, господствовавшей в англоязычных западных странах, почти полностью игнорировались философские произведения, созданные в континентальной Европе после Канта. Еще в 1970-х гг. курс по философии, в котором не упоминались Гегель, Ницше, Гуссерль, Хайдеггер или Сартр, не считался ущербным. В этом отношении Кант, чье значение признается как в аналитической, так и в континентальной традициях, представляет решающий переходный момент или даже момент разрыва. В определенной степени его философия была ответом на радикальный скептицизм Давида Юма, одной из центральных фигур шотландского Просвещения, оказавших значительное влияние на аналитическую философию....Далее...

Университет смерти Крейга Вентера

крейг-вентер

крейг-вентер-0

Такое дешевое жилье можно было найти везде: вдоль военных взлетно-посадочных полос, рядом с казармами и госпиталями. Эти ряды бараков в виде арочных сводов из гофрированного железа называли хижинами куонсет — в честь города Куонсет в Род-Айленде, где их производили. Моя койка и шкафчик для одежды располагались прямо у двери, чтобы их было легко найти, — когда я приходил, в бараке было всегда темно, потому что госпиталь работал в две смены, по двенадцать часов в сутки, с семи утра до семи вечера и наоборот.

Я предпочитал ночную смену — так я мог каждый день ходить на пляж, побегать, поплавать или позаниматься серфингом. Кроме того, именно после наступления темноты противник часто обстреливал ракетами авиабазу, расположенную на противоположной стороне улицы. А еще, работая ночью, можно было избежать встречи с крысами, которые охотились в темноте, и тогда то и дело раздавались щелчки капканов, очень мешавшие сну. А бывало, спишь, и вдруг просыпаешься оттого, что по твоему лицу снуют крысы. И это уже настоящий кошмар!

Хотя госпиталь служил буфером между базой и территорией, занятой Вьетконгом, ракеты часто не долетали до цели и рвались на территории госпиталя. Как будто специально для наводки противника, на госпитальных бараках были нарисованы красные кресты. (Командование наивно предполагало, что Вьетконг будет соблюдать условия Женевской конвенции об обращении с ранеными.) Однажды ночью, когда я работал, ракета взорвалась прямо рядом с моей койкой, перед домом. Вся стена была в отверстиях от осколков, а один большой осколок шрапнели упал на матрас, на котором я спал всего несколько часов назад. Сирена воздушной тревоги располагалась близко к дому, и нередко ее предупреждающий вой казался страшнее самих ракет.

...Далее...

11 признаков гениального помешательства

Если мы теперь проследим «с холодным вниманием» жизнь и произведения тех великих, но душевнобольных гениев, имена которых превознесены в истории различных народов, то скоро убедимся, что они во многом отличались от своих собратьев по гениальности, ни разу не впадавших в умопомешательство в течение своей славной жизни.

1

Прежде всего следует заметить, что у этих поврежденных гениев почти совсем нет характера, того цельного, настоящего характера, никогда не изменяющегося по прихоти ветра, который составляет удел лишь немногих избранных гениев, вроде Кавура, Данте, Спинозы и Колумба.

Так, например, Тассо постоянно бранил высокопоставленных лиц, а сам всю жизнь пресмыкался перед ними и жил при дворе. Кардано сам обвинял себя во лжи, злословии и страсти к игре. Руссо, щеголявший своими возвышенными чувствами, выказал полную неблагодарность к осыпавшей его благодеяниями женщине, бросал на произвол судьбы своих детей, часто клеветал на других и на самого себя и трижды сделался вероотступником, отрекшись сначала от католицизма, потом от протестантства и, наконец, что всего хуже, от религии философов.

a

Ленау, до фанатизма увлекавшийся учением Савонаролы, является циническим скептиком в своих «Aibigesi» и, сознаваясь в этой непоследовательности, сам же смеется над ним.

...Далее...


Последние посты