От шпионов до жидомасонов. Знаете ли вы теории заговора?

dollar

Что значит быть писателем: 10 фильмов о неудачниках

На самом деле все писатели — даже успешные — неудачники. Так что если вы не алкоголик, не гик, не фрик, не человек готовый отказаться от всего ради призрачной славы, которая, вероятно, при жизни к вам не придет, не фанатик своего дела или если вы любите шумные компании и вечеринки, путешествия и женщин, скорее всего писательская стезя — это не ваше. Забудьте об этом: вы ничего не добьетесь. И вот почему.

 

«Обитатели», 2005. Режиссер: Дэнни Грин

1 кино о писателях

Это один из моих любимых фильмов, но я его никому не рекомендую, потому что он мало кому может понравиться. Как драма или как триллер он, скорее всего, не очень заинтересует зрителя, зато передает быт и мироощущение писателя — как и все его коллеги по ремеслу, не самого приятного человека. По сюжету главный герой по имени Гарри Лессер живет в доме, предназначенном под снос, один, не желает никого видеть и ни с кем не хочет общаться. Он работает над рукописью несколько часов в день, а потом меланхолично скучает дома. Все было бы хорошо, если бы рядом не оказался чернокожий сосед, который тоже хочет стать писателем и работает над собственным романом. Они начинают общаться, у них даже завязывается дружба. Но вот к чему это все приведет? К сожалению, фильм немного выдыхается, когда сюжет начинает развиваться. А ведь можно было просто снять кино о том, как автор работает над текстом и меланхолично курит на крыше, поглядывая на унылый урбанистический пейзаж. Но это экранизация Бернарда Маламуда — надо было все делать в соответствии с текстом.

...Далее...

Как распознать ложь

1_1 как определить ложь

Запись Как распознать ложь впервые появилась Метрополь.

Что было до интернета и как он изменил нас?

интернет

Пройдет немного времени, и люди не смогут понять, как они раньше жили без интернета. Что означает этот неизбежный факт?

Для миллиардов наших потомков он не будет значить ничего особенного. Онлайновые технологии в целом станут чем-то вроде основополагающего мифа — феноменом, в существовании которого люди едва ли будут отдавать себе отчет. Всемирная сеть станет обыденным и поэтому малозаметным явлением. Предыдущие поколения были очарованы телевидением, и длилось это до тех пор, пока телевизоры не появились в каждом доме и не стали создавать тот приятный ненавязчивый фон, который ранее формировали радиоприемники. А будущие поколения будут настолько погружены в интернет, что вопрос о его цели и смысле отпадет сам собой. Из жизни человечества исчезнет что-то очень существенное — тип мышления, который мы, их предки, считаем само собой разумеющимся. Но едва ли потомки заметят пропажу. И нам не стоит их за это винить. Однако нам посчастливилось жить в уникальное время: мы успели застать доинтернетовскую эпоху, а теперь активно пользуемся всеми благами вездесущего интернета.

Таков этот необыкновенный «миг между прошлым и будущим». Осознание его уникальности то и дело появляется в нашей жизни. Мы замечаем, что, стоя на автобусной остановке, рассеянно тянемся за телефоном. А наш приятель в середине разговора начинает рыться в кармане, чтобы достать телефон, заглянуть в Google и что-то вспомнить. Мы еще можем спохватиться. Мы говорим себе: «Постой-ка…»

...Далее...

Мы не ждем перемен: почему люди готовы меняться только под угрозой расставания?

Помимо привычных страхов, не единожды описанных и хорошо знакомых, существует особый, находящийся на периферии внимания. Он не из тех, острых, от которых потеют ладони и дрожат колени, — это страх скрытый, малозаметный, копящийся, как вода в ведре, подставленном под текущий потолок. Однажды ведро переполняется, и надо вставать, чтобы вылить. Усложним метафору: представим, что с ведром надо идти наружу, в ночь, зная, что в округе орудует Джек-потрошитель. Может, нападет, а может, все и обойдется, но идти необходимо, выбора нет. Так выглядит страх перемен.

Кто-то из вас, возможно, оказывался в следующей ситуации: отношения с любимым человеком дошли до такой стадии, когда между вами больше не осталось ничего общего и он хочет уйти. На губах закипает вопрос: что я могу сделать для того, чтобы ты остался? Я готов на что угодно. Я изменюсь — только скажи как. Хочешь, перестану вести себя как идиот, начну читать книги, слушать оперу и даже покупать тебе цветы, хоть это и бессмысленная трата денег? Сладких апельсинов? Хочешь, я убью соседей?

отношения-1

Этот момент меня всегда отчаянно бесил. Вас вызывают, сажают на почетное место, наливают кофейку и начинают спрашивать: что же я могу сделать, милый, чтобы ты остался с нами? Ведь ты такой ценный работник! И это говорит то же самое рыло, которое месяцами требовало, настаивало, отвергало, критиковало и возводило очи, когда вы предъявляли плоды своего труда. Что же вдруг так изменилось? Улучшилось качество сделанного вами раньше? Или он прозрел за несколько часов и осознал ваше величие, до сего дня скрываемое мистической пеленой? Нонсенс. Просто вы поставили его перед необходимостью перемен. Он более-менее привык к вашему лицу, от которого уже не так тошнит, как в первый год. Он ввел поправочный коэффициент к вашим расчетам, чтобы получать приблизительно верный результат, — и тут на тебе, начинай сначала, и без всякой гарантии, что преемник будет хоть на йоту лучше вас.

...Далее...

Смотреть или не смотреть: «Безумный Макс: Дорога ярости»

В связи с необходимостью взяться за перо подумалось даже, что текст с названием «Смотреть или не смотреть» такой-то фильм в принципе может быть очень коротким. Достаточно просто писать его по формуле: «Фильм Х смотреть» или «Фильм Х не смотреть». Сразу все ясно, и никакой лишней информации не нужно. Но обычно приходится еще выдумывать какие-то причины, зачем и почему его надо смотреть. Рассказывать, что в фильме хорошо, а что – еще лучше.

Про картину «Безумный Макс: Дорога ярости» можно сказать сразу: «Смотреть». Это именно тот случай, когда никакие аргументы не нужны. Понравится всем. Собственно, здесь письмо можно было бы и закончить. Даже аргументы не нужны. Вот насколько это круто. Поэтому дальше могут читать лишь те, кто почему-то решил узнать, что такого в фильме крутого, важного и почему все-таки смотреть надо.

безумный-макс-1

В каком бы формате его ни крутили в кинотеатрах, он останется хорошим фильмом и будет оценен по достоинству. Только мне надо еще попробовать увидеть его не в 3D и не в IMAX — потому как я почти уверен, что, например, в 2D это кино может восприниматься даже лучше. Про «Аватар», например, так сказать было нельзя. Его воспринимали исключительно как 3D...Далее...

Улицы разбитых фонарей: 20 лет спустя

Первое знакомство с героями «Улиц разбитых фонарей» у меня состоялось осенью 1997 года, когда ушлый горбушкинский барыга, знавший о моем трепетном отношении к Квентину Тарантино, сыграл минорный этюд на клавесине моей слабости и впарил доверчивому салаге видеокассету, на которой был изображен полицейский жетон. «Это как фильмы Тарантино, только по-русски», — заявил он, и ткнул корявым пальцем на заднюю сторону обложки, где кровью братвы было нацарапано что-то типа «ментовская чернушка в стиле Тарантино à la russe». Устоять я не смог, а когда добрался домой и отправил кассету в недра видеомагнитофона, то открыл рот и прослезился, не в силах оторвать взгляд от экрана, по которому пронесся отечественный Клинт Иствуд в черном плаще и красном шарфе с длинным носом как у героя Алека Болдуина в фильме «Тень». Но все же, надо признать, легкий аромат Тарантино там присутствовал — герои разговаривали максимально натуралистично, не «по-киношному» — оживленный диспут о женщинах сменялся скабрезными шутками под водку и лишь изредка прерывался стрельбой. Несмотря на плохой звук и картинку, окутанную лоу-файной дымкой пленки «Свема», я был в восторге: «Андрюха, у нас труп! Возможно, криминал. По коням!» Опер дергает ящик стола, и оттуда вылетает ствол, а следом за ним выкатывается граненный стакан. А дальше весь отдел, сбившись с ног, ищет шапку поехавшей гражданочки, в то время как глухарь, декорированный наручниками, отдыхает с сигаретой в пасти. Гениально — такому невозможно не поверить.

...Далее...

Не отступать и не сдаваться: почему мы стали жестокими

Особенно в обществе, где каждый — королевский мушкетер или вспыльчивый вельможа из Вероны. Как там у Вильяма нашего Шекспира, «не на наш ли счет вы грызете ноготь, сэр?» Слово за слово, и готово: «Я, Тибальта убив, убил Джульетту». И че, Ромео, это как-то помогло тебе решить проблему? Ровно наоборот. Добро пожаловать в родной XVI век.

Почему футбольная сборная десятилетиями демонстрирует бездарную игру на чемпионатах? Не потому ли, что чувствует на себе невероятную ответственность? Нация в полном составе свинцовым взглядом следит за одиннадцатью мужчинами на поле, ожидая, когда эти кретины наконец облажаются. Человек, выходящий пробивать пенальти, чувствует себя громоотводом, в который вот-вот ударит гнев силой в миллион ампер. Чтобы в такой ситуации не сплоховать, надо быть сверхчеловеком, вроде Юрия Гагарина. Странно, что несчастный Филимонов до сих пор жив, ему бы впору участвовать в программе защиты свидетелей. Озлобленные футболисты реагируют симметрично, огрызаясь в интервью после проигранных матчей. То, что на Западе называют road rage, или «дорожным гневом», здесь давно приняло карикатурные очертания. Человеку далекому от наших реалий трудно понять, чем вызваны эти эпические битвы в духе Толкина. Один водитель убил родственника второго — и это кровная месть? Несоответствие масштаба происшествия и реакции на него ставит зрителя в тупик — что за огнеопасная нация?

...Далее...



Последние посты