Что останется от нас после смерти?

старики-кушают-желе

Почему Буковски в сердцах американцев оставил более глубокий след, чем автор «Марсианских хроник», я ума не приложу. У последнего были очень темные взаимоотношения с детьми: стоит прочесть «Что-то страшное грядет» или «Вельд», чтобы убедиться в том, что дедушка американского sci-fi смотрел на детей с большим подозрением. Но сегодня не об этом.

1 после нас

Я думал: как интересно было бы пройтись по дому Брэдбери, посмотреть, какую обувь он носил и с каких тарелок ел. Комната, где застрелился Маяковский, и кровать, на которой он это сделал, меня, например, не на шутку взволновали. Я с удовольствием посмотрел бы и берлогу Буковски, но мне кажется, там вряд ли найдется что-то примечательное — стеклотара да библиотека (и насчет второго я вовсе не так уверен). Потому, что Буковски был записной либертен и уже хотя бы из-за этого должен был быть свободен от материальных ценностей. Брэдбери же всю свою литературную карьеру воспевал предметный мир и описывал его с невероятным правдоподобием. Однако дома Брэдбери больше не существует, а бунгало Буковски спасли. Как сказали бы в Лос-Анджелесе, ain’t that a bitch?

...Далее...

Рабочая этика как основное отличие русских от американцев

Михаил Задорнов заслуживает куда большего признания, чем то, что получает сейчас: задумывались ли вы о том, что этот пророк сумел ответить на множество насущных вопросов об американцах буквально двумя-тремя фразами, даже не монологами? Толстой, Чехов, Гоголь с Достоевским со своей стороны достаточно полно описали наш национальный характер — и если объединить усилия всех вышеупомянутых гениев, то можно делать достаточно верные выводы. Помните?

Мы обладаем широтой души, а они нет. Мы умеем дружить, стремимся принимать близко к сердцу чужие проблемы, способны на импровизацию, спонтанное движение, перемену планов… а они живут в расчерченной на квадратики предсказуемой вселенной и т. д. Смешно, но многое из этого — чистая правда. Результаты подобной организации мироустройства подсказывают нам, что все эти стереотипы вовсе не стереотипны. Мы живем как на сцене театра, который дает, скажем, драму «Бесприданница», а американцы сидят в партере, наслаждаясь представлением, а потом едут домой и ложатся спать: завтра на работу.

1 американцы и русские

Оставим пока Задорнова с Чеховым и сосредоточим наше внимание на этом моменте, тем более что он будет поважнее многих других (если не всех).

Пользуясь советом Жванецкого, нам придется что-то поправить — но не в консерватории, а на работе. Я неоднократно писал о том, сколько времени заняла моя личная перестройка с белорусской рабочей этики на американскую. Напомню тезисно: веб-серфинг, личные переговоры по мобильному телефону, опоздания на работу (в том числе с обеда), попытки мухлежа с отметками времени прихода-ухода, старания зашибить лишнюю копеечку на сверхурочных часах, отсутствие инициативы, агрессия.

...Далее...

Спрашивайте — и ответят вам: как привычка задавать вопросы меняет жизнь

1 вопросы

Несколько лет назад американский стендап­-комик Луи Си Кей написал для своего выступления монолог, посвя­щенный детям и их склонности задавать вопросы. Монолог начинается с описания матери, пришедшей с маленьким ребенком в McDonald’s. Когда ребенок спросил, почему небо голубое, а мамаша рявкнула: «Заткнись и ешь свою картошку!», Луи объясняет аудитории, что ее реакция, ко­нечно, может показаться жесткой, но ее оправдывает тот факт, что «взрослый человек не способен ответить на во­просы детей. Они не принимают никаких ответов». Если вы попытаетесь ответить, то лишь попадете в бесконеч­ный круг вопросов «Почему?».

В качестве иллюстрации комик приводит разговор с собственной дочерью. Начинается он довольно невинно («Папа, почему мы не можем пойти на улицу?»), но затем Луи приходится объяс­нять, почему идет дождь, почему образуются тучи, почему он не знает, почему образуются тучи, почему он не выучил этот урок в школе, почему его родители не заботились о его образовании и почему их родители были такими же плохими. В итоге все сводится к тому, что Луи пытается объяснить ребенку, почему «мы одни во Вселенной и всем на нас наплевать». Разговор неизбежно завершается тем, что он заявляет своему ребенку: «Заткнись и ешь свою картошку!».

Эта сценка прекрасно подтверждает истинность того, с чем каждый родитель — или любой, кто находится рядом с ребенком определенного возраста, — сталкивается снова и снова. Однако смешной ее делает безжалостно честное описание беспомощности того, кому приходится отвечать на вопросы. Взрослый человек приходит в отчаяние, те­ряет уверенность, осознает свое невежество и ничтож­ность — и все из-­за этого безобидного слова «почему». Как ясно дает понять Луи Си Кей, мы можем сколько угодно восхищаться любознательностью детей, но в какой-­то мо­мент нам просто не хватает сил выслушивать их вопросы. Возможно, нас просто выводит из себя неугомонность, с которой маленькие дети занимаются расспросами.

...Далее...

Естественный отбор и психи: кто кого?

В этом недоумении вы не одиноки. Психиатры и генетики во всем мире озадачены тем, что заболевания с высочайшей наследуемостью, ранним возрастом проявления и сопряженные со значительным снижением приспособленности до сих пор существуют. И не оставляют попыток понять, что за механизмы за этим стоят. Единственно верный ответ они пока не нашли, зато успешно разделились на два лагеря.

1 Есстественный отбор

Первые считают, что вредные гены, виновные в появлении психически ненормальных людей, существуют в популяции относительно недавно и естественный отбор просто еще не успел их отсеять. Эту теорию отчасти подтверждает следующее наблюдение: сумасшедшие обычно производят на свет меньше детей, чем здоровые люди. Однако их родные братья и сестры имеют те же гены и способны передать их потомству. Если естественный отбор не дремлет, они тоже должны рожать меньше отпрысков, чем остальные люди.

2 Есстественный отбор

Вторая теория гласит, что гены, предопределяющие психические расстройства, могут в то же самое время быть полезными: у одного сиблинга их наличие выливается в болезнь, а другому дает преимущества для выживания. Например, один и тот же ген может у женщин проявляться в психозе, а у мужчин — в творческой одаренности или наоборот. Потому-то их и не косит никаким отбором, и они сохраняются в оптимальной частоте случаев.

...Далее...

Поваренная книга людоеда

noodles_large

Отбивная из оппозиционера

Африканцы никогда не скрывали своих пристрастий. Заезжим колонизаторам они сразу же сообщали, что ужас как любят полакомиться сочной человечиной. Затем то и дело клянчили у мореплавателей аппетитно просоленных матросов, предлагая им в обмен женщин.

Впрочем, людей они кушали чаще всего не из гурманства, а исключительно из утилитарных соображений: такая трапеза сулила поедателям всяческие профиты. Считалось, что к ним перейдут сила и мужество съеденного. Для этого полагалось приготовить из сердца или печени убитого снадобье под названием «диретло», в которое добавляли жир и пучок целебных трав. Варево пользовалось особенной популярностью во времена гражданских войн.

Некоторые племена не брезговали мертвечиной. Например, когда в племени богесу кто-нибудь умирал, родственники уносили его тело на пустырь, прятались в близлежащих кустах и ждали темноты. Затем пожилые женщины отрезали от трупа самые аппетитные куски и забирали их, а непригодное для ужина мясо оставляли диким зверям.

каннибализм-1

В племени анга каннибализм использовали как средство борьбы с преступностью. Провинился — пожалуй в котел. А в племени сура таким образом карались неверные жены.

...Далее...


Последние посты