Колонизация космоса: за и против

1

«Мы не можем позволить себе сложить все яйца в одну корзину» — это не столько оправдание, сколько попытка надавить на сентиментальность: в случае планетарной катастрофы все мы, жители Земли, все равно умрем. А будущее исчезновение рода человеческого никак вас не касается, если вы уже умерли; строго говоря, каждому в отдельности об этом беспокоиться нечего.

 

С исторической точки зрения плавание через океаны и насаждение хозяйств на новых землях, которые благодаря болезням без особого труда перешли в руки новых владельцев, оказалось вполне рентабельной моделью.

 

2

 

Удобный пример: давайте возьмем одну астрономическую единицу (а. е.) — расстояние между Землей и Солнцем, или шестьсот расстояний между Землей и Луной, примерно 150 млн километров — за 1 сантиметр. Идет? 1 а. е. = 1 см. (Возможно, вам понадобится линейка, чтобы проследить пример до конца). Солнечная система маленькая, очень удобно. Нептун, самая отдаленная ее планета, вращается на расстоянии около 30 а. е., или 30 см (или 1 фута в старых единицах измерения), от Солнца. Гигант Юпитер удален от Солнца на 5,46 а. е. — по-старому почти 2 дюйма.

 

Мы отправляли на Юпитер космические зонды. Чтобы туда добраться по обычной гомановской траектории, им потребовалось два с половиной года; впрочем, можно немного сократить время в пути, если воспользоваться более хитрой орбитальной механикой. Нептун же по-прежнему далеко — пока что только одному космическому кораблю, «Вояджеру-2», удалось туда добраться. Это путешествие заняло 12 лет без остановок (сейчас «Вояджер-2» на пути к межзвездному пространству: несколько лет назад он преодолел гелиопаузу).

...Далее...

Русские в поисках смысла

1

«Вот вы говорили о смысле… нашего… жизни… бескорыстности искусства. Вот, скажем, музыка. Она и с действительностью-то менее всего связана, а если и связана, то безыдейно, механически, пустым звуком, без ассоциаций. И тем не менее музыка каким-то чудом проникает в самую душу! Что же резонирует в нас в ответ на приведенный к гармонии шум? И превращает его для нас в источник высокого наслаждения? И объединяет? И потрясает? Для чего все это нужно? И, главное, кому? Вы ответите: никому. И… и ни для чего, так. Бескорыстно. Да нет… вряд ли. Ведь все в конечном счете имеет свой смысл… И смысл, и причину…» — проповедует один из самых русских персонажей в кинематографе юродивый Сталкер.

2

Это принято называть литературоцентризмом, с тем обязательным условием, что литература — инструмент социальный, писатель почти пророк, а иногда, как в случае с Толстым, и без каких-либо оговорок. Как будто известную сентенцию Канта о внутреннем законе внутри нас и звездном небе над нами здесь, на этой бескрайней территории, похожей на метафизическую пропасть, усвоили только наполовину. И поэтому неприятие искусства ради искусства, абстракционизма, авангарда вообще и новейшей французской живописи, одной из первых заявившей о самодостаточности пластического искусства, не примета «совка» и не итог государственной пропаганды, как можно было бы подумать, а национальная (географическая, языковая) черта. Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы! Посреди нашей Внутренний Монголии сидит одинокий Внутренний Монгол и при виде бессмысленной красоты укоризненно цокает языком.

...Далее...

Балтика № 9. Краткая инструкция по применению

1998 год. В лаборатории, расположенной в замке на вершине холма, который неразговорчивые селяне обходят стороной, мрачные гении алко-синдиката «Балтика» под всполохи молний и громовые раскаты создали свое самое кошмарное творение, апофеоз пьяной и столь мною любимой ельцинской эпохи — пиво «Балтика № 9». Я так и вижу: огромная, тысячетонная бутылка «Девятки» поднимается из шахты под музыку Вагнера. Три, два, один, старт!

1

Меня взрывной волной накрыло в 14 лет. Я тогда начал потихоньку выпивать и еще тише покуривать. В 70-й день рождения моего города мы с друзьями накупили на сэкономленные с обедов деньги каждый по четыре снаряда этой самой «Девятки», и с тех пор моя жизнь разделилась на «до» и «после». Как молодой наездник я выбрал самого свирепого коня и попробовал с наскоку оседлать его, но тот выбросил меня из седла в говно, потоптал, разорвал майку и заставил обрыгать всего себя с головы до пят. Именно в таком виде я со своим другом предстал перед патрульной машиной милиции. Если бы не мой отвратный вид, блевотина и дерьмо на моих одеждах и если бы не брезгливость ментов — провел бы я ночь в обезьяннике, а там, глядишь, выковал бы из меня криминальный мир достойного Человека, мобилы бы сейчас отжимал, а не марал интернет.

 

Еще Кастанеду старый шаман и пройдоха дон Хуан предупреждал, что потреблять тяжелые психоактивные вещества без опытного «проводника» нельзя. Окажись я тогда не в компании сопливых сверстников, а наедине со знающим гуру, который поведал бы мне все тонкости общения с демонами, заключенными в бутылке «Девятки», — возможно, жизнь моя сложилась бы иначе и я бы не набил столько шишек в череде пьяных бэд-трипов.

...Далее...

Где взять печатный «Метрополь»

IItX71-H6JI meprint-mos

Веранда 32.05 Каретный Ряд, 3, стр. 6

Кинотеатр «35мм» ул. Покровка, 47/24

Книжный магазин «ArtBookShop» ул. Петровка, 25, стр.1 Гоголевский б-р, 10 Красная площадь, 3, ТД ГУМ, 3-й этаж, 3-я линия Берсеневская наб., 14, стр. 5а, институт Strelka

Винный бар Brix Малый Козихинский пер., 10/1

Винный бар Brix II ул. Пятницкая, 71/5, стр. 2

Парикмахерские Chop-chop 3-я Тверская-Ямская ул., 7 ул. Тимура Фрунзе, 22 Малый Козихинский пер., 6 Столешников пер., 9, стр. 3

Школа телевидения Cinemotion Бол. Знаменский пер., 2, стр. 3

...Далее...

Контрольная работа по предмету «жизнь»

1-01

Рядового – в смысле обычного. Обычного средневзвешенного, среднеожидаемого, среднестатистического российского гражданина. Гражданин Иван, например, ребёнок тринадцати лет, ходит в школу, которая должна его, по идее, чему-то научить. Из этого чего-то часть принадлежит науке. Дерзайте, профессора, вещай, Ломоносов – вечно живая корпускула всех корпускул. Ломоносов вещает. Размахивает перед школьниками и глобусом, и молекулой, и хромосомой с первого по одиннадцатый класс. Поразмахивал – и остался там, в детстве, вместе с физрой и ОБЖ. Осел бронзовым памятником на тёмное дно отдалённо знакомого, но совершенно не нужного. Ну и пусть. Жалко, конечно.

2

В школе учат в основном истории науки – начиная с Аристотеля и до открытий генетиков прошлого века. Всё это важно, полезно и очень интересно, конечно, но по большей части мало пригодится в жизни. Чему на самом деле должна учить наука гражданина Ивана, ребёнка тринадцати лет? За вычетом вздохов о кругозоре и эрудиции, всё ценное в науке для Ивана можно свести к одному-единственному знанию. Точнее, к одному вопросу. Вопрос этот – «где контроль?». Где контроль? С чем мы сравниваем? Видимость не имеет значения: имеет значение сопоставление с параллельной пробой, с неотличимым плацебо, с добровольцем в соседней комнате. Прибор может съехать со шкалы, глаза – принять желаемое за действительное. Но контроль даёт эксперименту опору. Одной больной раком мыши вкололи лекарство, другой – физраствор. Первая мышь выжила – но главное в том, что вторая при этом умерла. В идеале вообще стоит иметь два контроля: положительный и отрицательный. Чтобы одна мышь точно умерла, другая точно не умерла, и только судьба третьей была неизвестной и отсчитывалась относительно первых двух.

...Далее...


Последние посты